.RU

Сказка Диана Сеттерфилд Впервые на русском «Тринадцатая сказка» - страница 10




Основные ее усилия были направлены на кормление девочек, которым еще повезло, что она кое-как управлялась хотя бы с этим. Пыль нарастала слой за слоем. Если какая-то картина на стене однажды перекашивалась, она могла оставаться в перекошенном состоянии годами; если же Чарли не находил в кабинете корзину для бумаг, он просто бросал скомканные бумажки в то место, где прежде стояла корзина, рассудив, что проще будет как-нибудь собраться и выгрести весь мусор один раз в году, нежели проделывать эту операцию еженедельно.


Миссис Модели совсем не понравилось то, что она увидела. Она нахмурилась, взглянув на полузакрытые шторами окна, сокрушенно вздохнула над потерявшим блеск столовым серебром, покачала головой при виде кастрюль на лестничных ступеньках и нотных листков, рассыпанных по полу в передней. В гостиной она машинально нагнулась, чтобы поднять с пола игральную карту (тройку пик), и огляделась в поисках остальной колоды, но сразу же отказалась от попыток ее найти среди нагромождений всякого хлама. Беспомощно взглянув на карту у себя в руке, она заметила покрывавшую ее грязь и, будучи от природы большой чистюлей, испытала сильное желание поскорее избавиться от этого предмета. Вот только куда положить карту? Несколько секунд она простояла в тревожном бездействии, разрываясь между желанием прервать контакт своей белой перчатки с липкой игральной картой и врожденной привычкой к порядку, не позволявшей ей положить вещь в ненадлежащее место. В конечном счете она, брезгливо содрогнувшись, поместила карту на ручку кожаного кресла и с облегчением покинула гостиную.


Библиотека выглядела несколько лучше. Здесь, разумеется, также лежала пыль, зато книги, как им и положено, рядами стояли на полках, а не валялись где попало. Но когда она уже почти поверила, что в доме этих отвратительных грязнуль все-таки сохранилась некая видимость порядка, взор ее наткнулся на чью-то импровизированную постель. Скрытая в темном углу меж рядами книжных шкафов, она состояла из побитого молью одеяла и засаленной подушки. Докторша сперва подумала, что здесь спят кошки, однако затем ей на глаза попался уголок сунутой под подушку книги. Осторожно, двумя пальчиками, она извлекла ее на свет. Это была «Джен Эйр».


Из библиотеки она проследовала в музыкальный зал, где застала тот же беспорядок, что и в прочих комнатах. Нерациональная и нелепая расстановка мебели заставляла думать, что это помещение служило полигоном для игры в прятки. Шезлонг был повернут к стене; на стуле громоздился сундук, который был перемещен сюда от окна, – проделанный им волоком путь обозначала широкая полоса на пыльном ковре, в этом месте обнаружившем свой первоначально зеленый цвет. Из вазы на крышке рояля торчали сухие почерневшие стебли, а вокруг нее лежали кружком опавшие пеплообразные лепестки. Миссис Модели осторожно взяла один лепесток; он рассыпался в прах, оставив желтоватый налет на белоснежных пальцах ее перчатки.


Ноги ее подкосились, и она села – чтоб не сказать рухнула – на табурет перед роялем.


Супруга доктора вовсе не была плохой женщиной. Но, глубоко убежденная в собственном священном предназначении, она верила, что Господь неусыпно следит за каждым ее шагом и слышит каждое сказанное ею слово, и была настолько поглощена корчеванием ростков гордыни, порождаемой ощущением своей праведности, что просто не замечала иных совершаемых ею ошибок. Она являлась благодетельницей по призванию, а это значило, что все сотворенное ею зло творилось неосознанно и только с наилучшими намерениями.


Какие мысли роились в ее голове, когда она сидела на неудобном вращающемся табурете у рояля и глядела в пространство? Она попала в дом, хозяева которого годами не меняли цветы в вазах. Неудивительно, что их дети так дурно воспитаны! Серьезность проблемы окончательно дошла до ее сознания лишь при виде вазы с мертвыми стеблями, и только полнейшим душевным смятением можно объяснить ее следующие действия: она сняла белые перчатки и опустила пальцы обеих рук на черно-серые клавиши рояля.


Отвратительный звук, наполнивший комнату, менее всего напоминал звук музыкального инструмента. Отчасти это объяснялось ужасным состоянием рояля, расстроенного до последней степени. Но дело было не только в этом. Дребезжание рояльных струн сопровождалось еще одним звуком, ничуть не более мелодичным: визгливо-шепелявым завыванием сродни воплю кошки, которой наступили на хвост.


Контраст между этой жуткой какофонией и предшествовавшей тишиной был чересчур резок. Миссис Модели потрясенно уставилась на рояль, встала с табурета и поднесла ладони к ушам. После всего этого у нее оставался лишь один краткий миг на то, чтобы осознать: она была здесь не одна.


Из-за спинки шезлонга поднялась неясная фигура в белом…


Бедная миссис Модели.


Она едва успела заметить, что белая фигура угрожающе вздымает скрипку и что эта скрипка очень быстро и энергично перемещается в ее сторону. Прежде чем она хоть как-то среагировала, скрипка обрушилась на ее череп; в глазах докторши потемнело, и она без чувств рухнула навзничь.


Она безжизненно простерлась на полу, раскинув руки в стороны, и белоснежный носовой платочек пугливо высовывался из-под ремешка ее наручных часов. Клубы пыли, поднятые с ковра при ее падении, медленно оседали обратно.


Так она пролежала примерно полчаса. На ее счастье, Миссиз по возвращении с фермы, куда она ходила за свежими яйцами, случайно заглянула в эту комнату и заинтересовалась происхождением большого темного пятна перед роялем, где она прежде таких пятен не наблюдала.


А белая фигура исчезла без следа.


***


Когда я вечерами записывала историю мисс Винтер, ее голос заполнял мою комнату почти так же явственно, как это ранее происходило в библиотеке. У нее была особенная манера произносить слова, которые отпечатывались в моей памяти, как на фонограмме. На сей раз после слов «исчезла без следа» она сделала паузу; я замерла, держа карандаш над страницей и ожидая продолжения.


Я была так поглощена ее историей, что не сразу смогла иерефокусировать взгляд с распростертой на пыльном попу воображаемой докторши на реальную рассказчицу. Когда же я с этим справилась, увиденное меня напугало. Обычная бледность мисс Винтер приобрела желтовато-серый оттенок, а ее тело, всегда отличавшееся прямой осанкой, мучительно напряглось, словно с трудом выдерживало чей-то незримый натиск. По дрожанию ее губ было похоже, что она проигрывает эту борьбу; но затем ей все же удалось подавить гримасу боли.


Я в тревоге поднялась со стула, не зная, что предпринять.


– Мисс Винтер! – воскликнула я растерянно. – Что с вами?


– Мой волк… – пробормотала она что-то в этом роде, и при попытке заговорить губы ее вновь задрожали.


Она закрыла глаза; дыхание ее было тяжелым и неровным. Я уже хотела звать на помощь Джудит, но мисс Винтер, похоже, сама справилась с приступом. Теперь она дышала спокойнее, лицевые мышцы перестали дергаться, и, хотя смертельная бледность еще не прошла, она смогла открыть глаза и взглянула на меня.


– Лучше… – произнесла она слабым голосом. Я медленно заняла свое место на стуле.


– Мне послышалось, вы что-то сказали о волке.


– Да. Так я называю черную тварь, которая начинает глодать мои кости, как только ей предоставляется шанс. Обычно волк прячется по темным закоулкам, потому что боится вот этого. – Она указала на упаковку белых таблеток на столике у нее под рукой. – Но надолго их не хватает. Сейчас около двенадцати часов, и действие ослабевает. В такие минуты волк и вгрызается мне в загривок. К половине первого он успевает глубоко запустить клыки, и пытка продолжается до часу пополудни, когда я могу принять очередную таблетку и загнать его обратно в угол. Мы с ним оба внимательно следим за часами. С каждым днем он нападает пятью минутами раньше прежнего, но мне нельзя принять таблетку на пять минут Раньше. Таков режим.


– Но ведь ваш доктор…


– Да, он корректирует дозу каждую неделю или раз в десять дней. Но ее никогда не хватает на весь промежуток времени до следующего приема. Доктор с этим строг – он, видите ли, не хочет оказаться моим невольным убийцей и предоставляет эту роль волку.


Она посмотрела на меня сурово; затем ее лицо несколько смягчилось.


– Таблетки всегда под рукой, видите? И стакан воды. Стоит мне захотеть, и я в любое время положу конец мучениям. Только не вздумайте меня жалеть. Я сама избрала этот путь, потому что мне нужно продержаться подольше и еще кое-что сделать.


Я кивнула и сказала:


– Хорошо.


– Ну так давайте продолжим. На чем мы остановились?


– Жена доктора. Лежит в комнате. Удар скрипкой, – вкратце напомнила я.


И мы продолжили.


***


Чарли не привык решать проблемы.


Проблем этих у него было предостаточно – дырявая крыша, лопнувшие оконные стекла, дохлые голуби в мансарде и так далее, – однако он ими пренебрегал. Или не замечал вовсе, будучи далек от реальной жизни. Если дождевая вода через дыры в крыше заливала одну комнату, он просто перебирался в другую, благо дом был достаточно просторен. Возможно, при его неповоротливом уме Чарли толком не уяснил, что люди должны периодически предпринимать некоторые усилия для того, чтобы поддерживать свои жилища в порядке. С другой стороны, разрушение было как раз во вкусе Чарли. Среди разрухи он чувствовал себя в своей стихии.


Но даже для Чарли безжизненное тело докторской жены в его доме являлось проблемой, которой он не мог пренебречь. Куда ни шло, если бы здесь умер кто-нибудь из своих… Но посторонний – это уже другой коленкор. Что-то нужно было делать, но что именно? Чарли пребывал в растерянности, молча глядя на докторшу, когда та вдруг застонала и поднесла руку к своей разбитой голове. Хотя Чарли и был туповат, он понял, что это означало. Неприятностей теперь было не избежать.


Миссиз отправила Джона-копуна за доктором, и тот не замедлил с прибытием. Какое-то время казалось, что предчувствие надвигающейся катастрофы обмануло Чарли, – докторша почти не пострадала физически, да и полученное ею нервное потрясение было не столь уж сильным. Она отказалась от бренди, но выпила чашку чая и вскоре совершенно оправилась.


– Это была женщина, – сообщила она. – Женщина в белом.


– Глупости, – поспешно заявила Миссиз. – Здесь нет женщины в белом.


В глазах докторши блестели слезы обиды, но она твердо стояла на своем:


– Но я же сама видела, – это была женщина хрупкого сложения в белом платье. Она сидела в шезлонге, а потом вдруг поднялась и…


– Ты ее хорошо разглядела? – спросил доктор Модели.


– Нет, все случилось слишком быстро.


– Уверяю вас, это невозможно, – прервала ее Миссиз. Голос звучал сочувственно, но тон был категоричен. – В доме нет никаких женщин в белом. Вы, должно быть, увидели призрак.


Тут впервые подал голос Джон-копун:


– Говорят, здесь водится нечистая сила.


Присутствующие одновременно посмотрели на разбитую скрипку, валявшуюся посреди комнаты, а затем на шишку, что вздулась над виском миссис Модели, однако никто из них не успел высказаться по поводу призрачной версии происшедшего, поскольку в дверях появилась Изабелла. Стройная и гибкая, она была облачена в платье бледно-лимонного цвета; нечесаные волосы лежали как попало, прекрасные глаза Диковато блуждали по комнате.


– Похожа эта женщина на ту, что нанесла удар? – спросил доктор свою жену.


Миссис Модели сравнила Изабеллу с картинкой, запечатлевшей в ее памяти. Так ли уж велика разница между белым и бледно-лимонным цветами? Можно ли назвать сложение этой женщины хрупким? В какой степени удар скрипкой по голове может повлиять на восприятие действительности? Докторша была не уверена, однако вид ярких изумрудных глаз вызвал в ней какую-то ассоциацию с недавним происшествием, и она решилась:


– Да. Это та самая женщина.


Миссиз и Джон-копун старались не смотреть друг на друга.


С этого момента доктор позабыл о своей пострадавшей супруге и сосредоточился на Изабелле. Разглядывая ее пристально и дружелюбно, хотя и с некоторой тревогой, он задавал ей вопрос за вопросом. Если она отказывалась отвечать, доктор не настаивал, а ее немногие ответы – то игривые, то раздраженные, а то и вовсе бессмысленные – выслушивал с величайшим вниманием, одновременно делая пометки в своем блокноте. Взяв ее за кисть, чтобы измерить пульс, он заметил многочисленные шрамы от порезов на внутренней стороне ее предплечья.


– Она сделала это сама?


Миссиз неохотно признала: «Да», и доктор пожевал губами, что являлось признаком серьезной обеспокоенности.


– Могу я поговорить с вами наедине, сэр? – спросил он у Чарли.


Тот никак не прореагировал, однако доктор настойчиво взял его под руку и со словами: «Может, пройдем в библиотеку?» – вывел из комнаты.


Оставшиеся в гостиной Миссиз и супруга доктора ждали, делая вид, что не прислушиваются к голосам, доносившимся из библиотеки. Собственно, оттуда доносился лишь один голос, негромкий и спокойный. Когда этот голос умолк, раздалось «Нет!» и еще раз «Нет!» – то были резкие выкрики Чарли, а затем вновь заговорил доктор. Они отсутствовали довольно долго, и односложные протесты Чарли повторялись еще не раз, прежде чем дверь отворилась и доктор вошел в гостиную. Вид у него был серьезный и взволнованный. Из-за его спины донесся вопль отчаяния и бессилия, на что доктор лишь поморщился и прикрыл за собой дверь.


– Ее нужно отвезти в психиатрическую лечебницу, – сообщил он Миссиз. – Транспорт я обеспечу. В два часа вас устроит?


Ошеломленная Миссиз молча кивнула, и доктор с женой отбыли.


В два часа пополудни трое людей явились в их дом, вывели Изабеллу и посадили ее в четырехместный экипаж. Она безропотно им подчинилась, заняла указанное ей место и даже не попыталась выглянуть из окошка, когда лошади затрусили по аллее к воротам усадьбы.


Близняшки, не проявляя никакого интереса к происходящему, рисовали носками туфель круги на садовой дорожке.


Чарли стоял на крыльце, провожая взглядом удалявшийся экипаж. Он походил на ребенка, у которого отняли любимую игрушку и который не мог – пока еще не мог – поверить в свершившуюся несправедливость.


Из холла за ним следили Миссиз и Джон-копун, с тревогой дожидаясь, когда суть происшедшего окончательно дойдет до его сознания.


Экипаж выехал за ворота и исчез из виду. Чарли продолжал смотреть на распахнутые створки ворот; прошло три, четыре, пять секунд. Чарли широко открыл рот. Этот рот перекашивался и подергивался, демонстрируя трепещущий язык, влажную красноту глотки и струйки слюны, протянувшиеся поперек темной ротовой полости. Мы замерли, готовясь услышать жуткий звук, который вот-вот должен был вырваться из этой конвульсивно вибрирующей глотки, но звук все никак не мог дозреть. На протяжении еще нескольких секунд он накапливался внутри Чарли, пока не переполнил все его тело. И тогда Чарли рухнул на колени, и звук нашел выход наружу. Однако это был не чудовищный рев, которого можно было ожидать, а какой-то нелепый утробный всхлип.


Девочки отвлеклись от своего занятия, коротко взглянули На Чарли, но уже через секунду продолжили рисование кругов. Джон-копун скрипнул зубами и пошел в сад, к своей Повседневной работе. Ему здесь делать было нечего. Миссиз приблизилась к Чарли, положила руку ему на плечо и начала успокаивать, прося вернуться в дом, но он оставался глух к ее словам и только сопел и шмыгал носом, как обиженный мальчишка. Вот и все.


***


«Вот и все»? Эти слова показались мне слишком уж сдержанным завершением истории о том, как мисс Винтер лишилась матери. Разумеется, она была невысокого мнения о материнских качествах Изабеллы, да и само слово «мать» было чуждым ее лексикону. Оно и не удивительно: из сказанного явствовало, что Изабелла не питала к своим дочерям никаких родительских чувств. Впрочем, кто я такая, чтобы судить о взаимоотношениях других людей с их матерями?


Закрыв блокнот, я поднялась со стула.


– Я вернусь через три дня, то есть в четверг, – напомнила я ей.


И вышла, оставив мисс Винтер наедине с ее черным волком.


^ КАБИНЕТ ДИККЕНСА


Я покончила со своими ежевечерними записями. Все мои двенадцать карандашей затупилась; пора было их очинить. Один за другим я вставляла карандаши в машинку для заточки. Если вертеть ее рукоятку медленно и плавно, можно получить извивающуюся стружку длиной от края стола до самого дна корзины для бумаг, но сегодня я слишком устала, и стружки то и дело обрывались на весу.


Я думала об истории и об ее персонажах. Миссиз и Джон-копун мне нравились. Чарли и Изабелла вызывали раздражение. Доктор и его жена, безусловно, руководствовались благородными мотивами, однако я подозревала, что их вмешательство в судьбу близняшек ни к чему хорошему не приведет.


Что касается близнецов, то тут я пребывала в растерянности. Я могла судить о них только со слов третьих лиц. Джон-копун считал, что они не умеют нормально разговаривать; Миссиз была уверена, что они не воспринимают прочих людей как полноценных живых существ; деревенские жители и вовсе полагали их сумасшедшими. При всем том я, как ни странно, не знала мнения о них самой рассказчицы. Мисс Винтер походила на источник света, освещающий все вокруг, кроме самого себя. Она была черной дырой в самом сердце повествования. Она говорила о своих героях в третьем лице и только в последнем эпизоде ввернула местоимение «мы», тогда как местоимение «я» до сих пор не прозвучало ни разу.


Если бы я спросила ее об этом, предугадать ответ было нетрудно: «Мисс Ли, у нас с вами есть договоренность». Я и прежде задавала ей вопросы, уточняя некоторые детали рассказа, и, хотя временами она снисходила до комментариев, чаще звучало напоминание о нашей первой встрече: «Никакого обмана. Никаких забеганий вперед. Никаких вопросов».


Посему я смирилась с тем, что мне еще долго придется строить догадки; однако в тот же самый вечер произошли события, несколько прояснившие ситуацию.


Прибравшись на письменном столе, я занималась укладкой чемодана, когда раздался стук в дверь. Я открыла ее и увидела перед собой Джудит.


– Мисс Винтер просила узнать, не уделите ли вы ей несколько минут прямо сейчас? – Я не сомневалась, что это был вежливый перевод куда более краткой команды: «Приведи сюда мисс Ли» или чего-нибудь в этом роде.


Я сложила последнюю блузку, поместила ее в чемодан и отравилась в библиотеку.


Мисс Винтер сидела на своем обычном месте, освещаемая пламенем камина, тогда как остальная часть библиотеки была погружена во мрак.


– Включить свет? – спросила я с порога.


– Нет, – донеслось из дальнего конца комнаты, и я двинулась туда по темному проходу между шкафами.


Ставни были открыты, и в зеркалах отражалось усеянное звездами ночное небо.


Добравшись до мисс Винтер, я застала ее в глубокой задумчивости. Тогда я села на стул и принялась наблюдать за отражением звезд в зеркалах. Так прошло полчаса; мисс Винтер размышляла, а я молча ждала.


Наконец она заговорила:


– Вы когда-нибудь видели картину, на которой изображен Диккенс в его рабочем кабинете? Художника, кажется, зовут Басе[12 - Имеется в виду картина английского художника Роберта У. Басса «Сон Диккенса», написанная вскоре после смерти писателя в 1870 году.]. У меня где-то должна быть репродукция, потом найду ее для вас. Диккенс дремлет в отодвинутом от стола кресле; глаза его закрыты, бородатая голова склонена на грудь. На ногах его домашние тапочки. А вокруг него витают, подобно сигарному дыму, персонажи его книг: иные кружат над страницами раскрытой на столе рукописи, иные парят за его спиной, а иные спускаются вниз, словно рассчитывают прогуляться по полу, подобно живым людям. А почему бы и нет? Они выписаны теми же четкими линиями, что и сам автор, так почему бы им не быть столь же реальными? Во всяком случае, они более реальны, чем книги на полках, которые художник обозначил лишь небрежными, призрачными штрихами.


Вы спросите, к чему я сейчас это вспомнила? Данная картина может послужить иллюстрацией того, как я провела большую часть своей жизни. Я заперлась от окружающего мира в своем кабинете, где компанию мне составляли лишь герои, созданные моей фантазией. На протяжении почти шестидесяти лет я безнаказанно подслушивала разговоры этих несуществующих людей. Я бесстыдно заглядывала в их души, в их спальни и ватерклозеты. Я следила за каждым движением их перьев, когда они писали любовные письма и завещания. Я наблюдала за влюбленными в минуты, когда они занимались любовью, за убийцами в момент совершения убийства, за детьми во время их тайных игр. Передо мной распахивались двери тюрем и борделей; парусные суда и караваны верблюдов перевозили меня через моря и пустыни; по моей прихоти сменялись века и континенты. Я лицезрела душевное ничтожество великих мира сего и благородство сирых и убогих. Я так низко склонялась над постелями спящих, что они могли почувствовать мое дыхание на своих лицах. Я видела их сны.


Мой кабинет был заполнен персонажами, ждущими, когда я о них напишу. Все эти воображаемые люди стремились войти в жизнь, они настойчиво дергали меня за рукав и кричали: «Я следующий! Теперь моя очередь!» Мне приходилось делать выбор. И когда он был сделан, остальные затихали на десяток месяцев или на год, пока я не заканчивала очередную историю, а потом вновь поднималась та же кутерьма.


И всякий раз на протяжении этих лет, когда я отрывала взгляд от страницы, дописав историю, или задумавшись над сценой смерти, или просто подбирая нужное слово, я видела позади этой толпы одно и то же лицо. Хорошо знакомое лицо. Белая кожа, рыжеватые волосы, ярко-зеленые глаза, пристально глядящие на меня. Я прекрасно знала, кто это, но тем не менее всегда удивленно вздрагивала, ее увидев. Ей удавалось застать меня врасплох. Порой она открывала рот и пыталась что-то мне сказать, но она была слишком далека, и за все эти годы я ни разу не услышала ее голос. Сама же я спешила отвлечься на что-нибудь другое с таким видом, будто не заметила ее вовсе. Хотя не думаю, что мне удавалось обмануть ее этой уловкой.


Людей удивляет моя работоспособность. Все дело в этой девчонке. Я вынуждена была начинать новую книгу уже через пять минут после окончания предыдущей только потому, что боялась оторвать взгляд от письменного стола, ибо тогда наверняка встретилась бы глазами с ней.


Проходили годы; росло число моих книг на магазинных полках, и соответственно сокращалось число персонажей, населявших мой рабочий кабинет. С каждой новой книгой хор голосов в моей голове звучал все тише. Воображаемые люди, домогавшиеся моего внимания, исчезали один за другим, а позади этой редевшей группы, с каждой книгой придвигаясь все ближе, неизменно была она. Зеленоглазая девчонка. Она ждала.


И вот настал день, когда я закончила рукопись моей последней книги. Я написала заключительную фразу и поставила точку. Я знала, что будет дальше. Перо выскользнуло из моей руки, глаза закрылись.


«Ну вот и все, – услышала я ее (или свой собственный?) голос. – Теперь мы остались вдвоем».


Я попыталась с ней спорить.


«Эта история у меня не выйдет, – говорила я. – Она случилась так давно, я тогда была еще ребенком. Я все забыла».


Но мои отговорки не подействовали.


«Зато я ничего не забыла, – сказала она. – Вспомни, как…»


Бесполезно противиться неизбежному. Я вспомнила все.


Едва уловимая вибрация воздуха в библиотеке прекратилась. Я перевела взгляд со звездного неба на мисс Винтер. Она неотрывно смотрела в одну точку, как будто в этот самый момент видела перед собой зеленоглазую девчонку с медно-красными волосами.

reglament-zhalpi-erezheler-zheke-osali-sharuashiliti-bolui-turali-anitama-beru.html
reglament-zhalpi-erezheler-zhilzhimajtin-mlkke-trkelgen-zhne-totatilan-itar-turali-anitama-beru.html
reglament.html
reglamenta-a-takzhe-osushestvleniya-ocenki-sootvetstviya-produkcii-stranica-14.html
reglamenta-a-takzhe-osushestvleniya-ocenki-sootvetstviya-produkcii-stranica-6.html
reglamenta-administracii-rostovskoj-oblasti.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zumnij-mir-ili-kak-zhit-bez-lishnih-perezhivanij-izdanie-vtoroe-dopolnennoe-izdatelstvo-roo-razumnij-put-prajm-evroznak-olma-press-2001-bbk-86-426-stranica-12.html
  • college.bystrickaya.ru/17-problemi-semi-i-domohozyajstva-byulleten-literaturi-izdannoj-v-2000-2002-gg-vipusk-5.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/vibor-oruzhiya.html
  • student.bystrickaya.ru/23-pravovie-formi-turizma-i-puteshestvij-v-mezhdunarodnom-obshenii-uchebnoe-posobie-izdatelstvo-tpu-tomsk-2007.html
  • control.bystrickaya.ru/emocionalnie-reakcii-glavnij-redaktor-zav-psihologicheskoj-redakciej-zam-zav-psihologicheskoj-redakciej-vedushij.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/neneckie-edinorossi-gotovyatsya-k-novomu-gubernatoru-gosduma-rf-monitoring-smi-1-iyunya-2006-g.html
  • report.bystrickaya.ru/ispolzovannie-sitochniki-almati-astana-baku-grodno-kiev-kishenev-kolambiya-lyudenshajd-minsk-nevinnomissk.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnogo-ispitaniya-po-predmetu-russkij-yazik-dlya-abiturientov-postupayushih-na.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vozdushnij-kodeks-rossijskoj-federacii-vk-rf.html
  • literature.bystrickaya.ru/dokumentaciya-ob-aukcione-innovacionnaya-model-obrazovatelno-nauchno-proizvodstvennogo-klastera-dlya-formirovaniya.html
  • grade.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-i-zadaniya-dlya-kursovoj-raboti-dlya-studentov-zaochnikov-selskohozyajstvennih-vuzov-specialnosti-110401-zootehniya-kvalifikaciya-zooinzhener-chita-2009-udk-614-94-631-22-075-5.html
  • education.bystrickaya.ru/147-zhiznennij-cikl-tovara-uchebnika-dlya-studentov-visshih-uchebnih.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/rossijskayafederaci-ya.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rentgenografiyu-katalizatorov-stranica-6.html
  • reading.bystrickaya.ru/marzhinalnaya-pribil-analiz-hozyajstvennoj-deyatelnosti-glava-12.html
  • learn.bystrickaya.ru/fevral-plan-osnovnih-meropriyatij-i-monitoringa-pravovogo-prostranstva-i-pravoprimenitelnoj-praktiki-provodimih.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/43-rolevoe-povedenie-u-chehova-ukazatel-proizvedenij-apchehova.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/r2-d-36-bibliograficheskij-ukazatel-knig-postupivshih-v-biblioteku-25-01-2007.html
  • esse.bystrickaya.ru/put-pyati-mudrostej-joga-dolgogo-hum-tibetskaya-joga-i-tajnie-doktrini.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zapros-kotirovok-cen-ot-marta-2012g-dokumentaciya-o-zaprose-kotirovok-cen.html
  • reading.bystrickaya.ru/lekciya-chetvyortaya-rak-zheludka-a-n-glushkov-d-m-n-professor-predsedatel-kemerovskogo-nauchnogo-centra-g-kemerovo.html
  • learn.bystrickaya.ru/filologicheskij-fakultet-chto-takoe-rudn.html
  • report.bystrickaya.ru/kniga-dlya-psihologov-stranica-5.html
  • literatura.bystrickaya.ru/shestnadeseti-nacionalen-uchenicheski-konkurs.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-kafedra-ontologii-i-teorii-poznaniya.html
  • teacher.bystrickaya.ru/godovoj-otchet-zamestitelej-direktora-po-uvr-2006-2007-uchebnij-god.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-domashnej-kontrolnoj-raboti-po-discipline-osnovi-menedzhmenta-dlya-uchashihsya-6-kursa-zaochnogo-otdeleniya-specialnosti-zootehniya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-i-zadaniya-k-kontrolnoj-rabote-dlya-studentov-specialnosti-260704-280300-zaochnoj-formi-obucheniya-i-zaochnoj-formi-na-baze-srednego-specialnogo-obrazovaniya-sostavitel.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razveivaya-mifi-o-szhiganii-othodov-podgotovleno-dlya-regionalnogo-soveta-darema-podgotovleno-i-predstavleno-stranica-18.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/portman-stala-poslom-komu-dostalos-nasledstvo-emi-uajnhaus-nedavno-poklonniki-pevici-razrazilis-gnevnimi-viskazivaniyami.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/audit-scheta-obsluzhivayushie-hozyajstva-i-proizvodstva-chast-6.html
  • literature.bystrickaya.ru/doklad-mkou-osharovskaya-nachalnaya-shkola-detskij-sad.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/avtobusnoe-obsluzhivanie-strahovku-soprovozhdenie-medrabotnikom.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-omsk-izdatelstvo-sibadi-2008.html
  • crib.bystrickaya.ru/grizlov-nazval-doklad-ssha-o-pravah-cheloveka-vmeshatelstvom-v-dela-rossii-grizlov-b-v-monitoring-smi-2-aprelya-2007-g.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.