.RU

Шульгин Д. И., Шевченко Т. В. Шульгин Д. И., Шевченко Т. В. Творчество-жизнь Виктора Екимовского. Монографические беседы - страница 34


ff, раскиданных по полному диапазону инструмента с регистровкой pleno (включение всех регистров), рваных длительностей и резких ударных эффектов – ни дать, ни взять фрагмент музыкального оформления из какого-нибудь заштатного фильма ужасов".


******* "… К этим развлечениям примыкает и заключительный аккорд, точнее удар пьесы – в большой барабан, который должен прорваться. Конечно, зная, что никакой здравомыслящий музыкант не захочет губить инструмент ради одного, пусть хоть сверхфеерического, театрального эффекта, я отыскал сломанный барабан с одной кожаной поверхностью и предложил затянуть его пустую сторону плотной бумагой, чтобы, когда потом по ней ухнуть, пробить насквозь и достать (изнутри) противоположную кожаную сторону. В качестве бумажного листа я принес свой увеличенный фотопортрет (по-моему, это просто гениальная идея, – супер-разрушение!), от чего Пекарский, как я его ни уговаривал, наотрез отказался – он, видите ли, не может бить композитора «по морде». Пришлось искать замену – спасибо, что столь уважающий нашего брата маэстро, хоть согласился на мою авторскую афишу, и вместо морды бил по фамилии…".

"…в своих «Разрушениях» я ангажировал ряд чужих идей-находок, и прежде всего это касается цифрового названия – я начал о таком думать еще в 80-х годах, когда познакомился с интереснейшим югославским композитором Дубравко Детони и его творчеством, которое изобилует композициями с числовыми титулами: 9 видений из снов Даниила, 14 додекафонных моментов, 59 окончаний, и даже такими – 44 per 4 in 4. Еще одно краеугольное заимствование касается самого важного, по моему мнению, предкульминационного раздела сочинения (19 – 23), где схлестываются целые поля (метро-темпо-темборово-фактурно-динамические): как только одно поле окончательно выстраивается, в его недрах начинает формироваться другое, которое, в свою очередь, также постепенно выстраиваясь, забивает и ликвидирует предыдущее; далее исподволь появляется третье, и все идет по той же накатанной схеме. Темпы, метры, ритмы каждого блока разные и по вертикали никоим образом не стыкуются (в первом, например, размер 9/16 при восьмой = 200, во втором – 5/8 при восьмой = 108, в третьем – 2/4 при половинной = 100 и т.д.). К тому же их динамика прямо противоположная – крещендо у одной группы, в то время как diminuendo у другой. Так вот, прототипом создания разных, вытесняющих друг друга пластов, послужила блестящая стиврайховская фактурная находка в первой части его Desert Music.

Конечно, кое-что из изобретений пришлось и на мою долю, и здесь я не могу не отметить № 7, в котором метризованная структура в мембрановофоновом тембре разрушается алеаторическими металлофонами; № 9, который резко обрывается брошенными на пол бубенцами, пандейрами, сональями и индийскими бубенчиками (правда, бубен бросал еще Стравинский в «Петрушке»); также № 16, с отстающим на долю секунды от солирующего бянь-чжун унисонным сопровождением; наконец, № 18, где низкие барабаны затеяли ритмическую карусель из одних четвертей и восьмых вне метрической сетки. Эти и многие другие мои изыски уперлись в нотацию, которую во многих случаях пришлось выдумывать – процесс оформления рукописи, которую я делал на ватманской бумаге, рисуя не только ноты, но и сами нотоносцы, оказался архикропотливой и отнюдь не ординарной перепиской…"

"Концерт In camera obscura, как я и предполагал, вызвал неоднозначную реакцию публики – среди впечатлений были и восторженные (блестяще организованное музыкальное действо), и сдержанные (что ж, Виктор Алексеевич показал себя на уровне), и негативные (ну, в общем, как-то, где-то, что-то…). Кто-то совсем не понял многозначности набросанных мной психологических загадок, а кто-то и докопался до таких бездонных глубин, о которых я и не помышлял. Пресса еще не баловала меня столь обильным количеством рецензий – наверно, все, кому не лень, отозвались на мой recital: «Виктор Алексеевич Екимовский отчитался за двадцать лет творческой работы» (Коммерсант-DAILY, 12.04.), «Талант – единственная новость» (Музыкальная жизнь, №№ 5-6), «Проверено – мин нет» (Вечерний клуб, 8-14 апреля), «Музыкальные лабиринты Виктор Алексеевича Екимовского» (Музыкальное обозрение, №№ 7-8), «27 разрушений, несколько созиданий и некоторые прочие творческие манипуляции» (Сегодня, 14.04). Последняя рецензия – из «докопавшихся», написана с инициативой, творческим импульсом и концептуальными вопросами-ответами, что редко встретишь у теперешних критиков, бесконечно штампующих зажеванные мысли и играющих в «творческое» словоблудие (надеюсь, никто не подумал, что моя похвала всего лишь ответная). Эта работа Юлии Бедеровой, в поле аналитического зрения которой попала не только музыка, но и авторские разъяснения-отступления; она заслуживает неодноразового внимания, и потому с удовольствием представлю ее вторым изданием:

Выполняя авторское предписание («только для романтических натур»), обратимся не к биографии композитора или качеству исполнения, а к тем ключам, что дал автор для отмыкания романтического и трагического в своем слушателе. Научному комментарию к каждому произведению концерта композитор предпослал эпиграф, приводим последовательно: «Прощание бывает с чем-то или кем-то, на время или навсегда…» («Прощание» для фортепиано), «Смеясь, подмигивая и грозя зеленому пятну пальцами, Варька подкрадывается к колыбели и наклоняется к ребенку. Задушив его, она быстро ложится на пол, смеется от радости, что ей можно спать, и через минуту спит крепко, как мертвая» («Камерные вариации» для ансамбля), «Бетховен, Шопен и другие классики; почему бы не продолжить эту традицию: что-то или кого-то похоронить…» («Соната с похоронным маршем» для фортепиано), «Можно разрушить храм или город, можно засыпать колодец, подрезать крылья, а можно и задушить что-то живое…» («27 разрушений» для ансамбля ударных), «Как душа с телом расставалася, расставалася да прощалася…» («Успение» для ансамбля ударных инструментов), «Дирижер – главная фигура любого концерта. Он трудится, аки пчела, выбиваясь из сил, в отличие от автора, который преспокойно сидит в зале, лишь созерцая его мучения. …И вот, каденция дирижера solo, его агония и последний вздох…» («Balletto» для дирижера и ансамбля музыкантов).

Или еще, из комментария к «Сонате с похоронным маршем»: «С Сонатой связано печальное событие: один пожилой музыковед написал рецензию на премьеру, а спустя две недели его не стало…»

Понятно, что две недели в случае с пожилым человеком – приличный срок, чтобы уйти из жизни, не дав повода углядеть метафизику совпадений. И все же, господа критики, отнеситесь внимательно к своей трудной и опасной работе. Мало ли что.

Слабо верится, что Виктор Алексеевич Екимовский, один из самых едких и трезвых умов среди участников Ассоциации Современной Музыки, этого левого «Мосха» композиторов, эстет, мастер высоких музыкальных технологий и абсолютный пессимист в том, что касается эпохального новаторства, все мрачные замечания в сопроводительном тексте к своей «персоналке» дал от избытка чувства черного юмора. Еще меньше похоже на то, что эстетствующий интеллектуал вдруг уверовал в мрачную мистику взаимоотношений типа «рецензия – смерть». Важнее – н е с в я з ь разнообразных данностей, провал, неожиданный аут, то, для чего существует спасительное тире. Именно там происходит некая трансформация, манипуляция, бесповоротное изъятие, незаметная смерть.

… По принципу «я все могу» или «я – и стили» (через тире, в противовес обычному порядку, когда первое более или менее талантливо сидит внутри объемного и могущественного второго) Екимовский не ищет индивидуальной чисто музыкальной стилистики. Ни на всю жизнь, ни на разноцветные периоды. Каждая Композиция – штучный, безукоризненно новый по отношению к своему предшественнику кунштюк (на «новое вообще» композитор не претендует и в него не верит). За фортепианным «Прощанием» (Композиция 30, 1980), образцовой стопроцентной кич-музыкой, за апологией сентиментализма с ностальгией по барышням «на фортепьянах», с жестоким романсом, с шопеновским ароматом, погашенным светом в зале, вальсом на четыре, а не на три (и снова люфт – между авторским определением «кич» и авторским же признанием в его «беззащитности», между одновременно присутствующим симулякром печального образа и печальным образом совершенно убийственной реальности, в который оборачивается сей якобы кич), следуют «Камерные вариации» (Композиция 15, 1974). Которые слышатся абсолютно ортодоксальной додекафонией. Привет Антону Веберну и Антону Чехову – по другую сторону провала. Прототипом сочинения послужил рассказ «Спать хочется». Структура по сложности не уступает космическому аппарату. Сериальная тотальная организация, кажется, овладевает не только звуком, но и Варькой, и зеленым пятном лампы, и подмигиванием, и подкрадыванием, и «быстро ложится на пол», и «смеется от радости… как мертвая» (см. эпиграф). Хотя на деле все наоборот. Проанализированный, проработанный, музыкально «подтекстованный» Чехов дал веберновскую фактуру. Композитор же сделал работу и оформил люфт между Антонами.

За якобы каноническим вебернианством следует вышеописанная Соната (Композиция 33, 1981). Привет серебряному веку. За ней – премьерные «27 разрушений» (в 25-м цитируется solo из “Фантастической симфонии” Берлиоза, из IV части – «Шествие на казнь», сразу после отрубленной головы). Конструктивная композиторская техника-эквилибристика, которая есть воплощение самого созидания, здесь представляет виды, способы, манеры деструкций, а заодно и обструкций. (Для музыки, сие, кажется, новинка.) Впрочем, не то идея по дороге воспротивилась реализации, не то автор – идее, не то исполнитель – автору. Деструкция многотрудна и ответственна. Посему оставим. В надежде на доработку. К тому же блистательный артист Марк Пекарский на серьезную деструкцию, похоже, не способен.

Следующий шаг по персоналке – нежданно-негаданно минималистское «Успение» (Композиция 52, 1989) для ансамбля ударных, наглухо закрытых черной тканью (за-ради приглушенного звука, а заодно и зрительного эффекта). Снова ребус: минималист для сериалиста – что красная тряпка для быка, и наоборот. У Екимовского же ни одно, ни другое не подделка. Душа с телом расставалася медленно, тихо, определенно и строго. Прощалася образцово и просто. Напряженный зазор меж ними постепенно становился все огромнее. Люфт разрастался до вселенских масштабов, отменяя прочие реальности, в том числе и прощающиеся.

Шаг последний – и мы упадаем в 1974 год, в Композицию 14 – «Balletto». Чудо что за музыка. Для автора – то же, что «4’33’’» для Кейджа. Написана в стилистике «инструментального театра» (дирижер движется в соответствии с графической партитурой, музыканты отвечают, как умеют, в соответствии с мимикой и жестом дирижера). Имела и застойный, и перестроечный, и постперестроечный успех. На который обречена.

Как обречен ее автор на упреки в беспринципности, отсутствии своего стиля. Обреченность эта автором осознана. И он свободен. Волен дать эмоциональным импульсам экстремистски рациональное воплощение. Волен адресовать изысканно интеллектуальную музыку только романтическим натурам. Волен запихнуть все свое творчество в камеру обскуру, где творения, преодолевая пропасть света, переползая через тире в смерть и новую форму, становятся махонькими и перевернутыми вверх тормашками.

В школе мы с друзьями любили забираться в тесный проем между двумя черными тяжелыми дверьми и там, на ничейной земле между улицей и домом, наблюдать пятно света, вплывающее сквозь замочную скважину. Когда в пустынном дворе старого особняка кто-то проходил, мы видели маленьких человечков, деловито спешащих вниз головой по дикому вверхтормашному ландшафту в светлом поле на черном дерматине. Так что понимаю и разделяю удовольствие композитора. Смеясь и подмигивая, звучат прощания и разрушения. Быстро ложатся на пол сонаты и успения. Навсегда или на время отрубается голова. Что-то кого-то хоронит. И смеется от радости. И вот, каденция дирижера, его агония и последний вздох. Махонький и вверх тормашками…".


******** "Я отнюдь не планировал каких-либо напоминаний о своей «Лунной сонате», но анализируя postfactum, удивляюсь на очевидные совпадения двух внешне абсолютно разных концепций (подсознательная макрорепризность?). И тут и там – в наивысшей точке врывается контрастная новая фактура (не могу не вспомнить Композицию 1 тридцатилетнего возраста, где я впервые, конечно в микромасштабе, нащупал эту модель). И тут и там – резкая смена характеристик звуковысотного поля: в «Лунной» двенадцатитоновые структуры упрощаются до целотонных, в «Зеркале» – идут еще дальше, до чистых трезвучий. И тут и там – докульминационный материал основан на восходящих линиях. Наконец, и тут и там – после «взрыва» репризируются начальные мотивы: в сонате точно и буквально, в «Авиценне» – в виде намека: заглавное кларнетовое шестизвучие истаивает, постепенно теряя как и свои звуки, так и тембр (предписано редкое Cl. con sord.)…".

"… нелишне добавить, что в сочинении планировался театрально-сценический контрапункт с участием самого Композитора: во время исполнения пьесы он должен был сидеть на сцене и смотреть на себя в большое зеркало, причем так, чтоб его лицо было видно публике в виде отражения. В самом конце, после последних отзвуков тарелок, он встает и картинно разбивает это зеркало на мелкие кусочки. (К сожалению, этот план не осуществился – суеверное окружение опять не дало ходу моей необузданной фантазии, как было в случае с 23-й главой Апокалипсиса в «Симфонических танцах» или с ударом колотушкой по авторской физиономии в «Разрушениях». Убеждали меня, правда, и с практической точки зрения – как-то накладно на каждое исполнение приобретать дорогостоящий реквизит одноразового пользования.)..."

" Сразу после первого исполнения «Зеркала», которое поставило точку в долгой трехлетней работе над моей эпопеей, востребовавшей от меня дьявольское количество психической и физической энергии, я почувствовал себя страшно опустошенным, выдохшимся, истерзанным, а с другой стороны – нервным, напряженным, чуть ли не истеричным и подобно булгаковскому Мастеру мог запросто угодить в какой-нибудь «дом скорби». Но того сберегла нелегкая, помните, какую судьбу уготовил ему властелин мира (он не заслужил света, он заслужил покой)… Себя я пытался сберечь сам, но не нашел лучше того выхода, чем воландовский – мой «роман» ведь тоже прочитали (= прослушали), и теперь я тоже свободен и заслужил соответствующего покоя. Первой подготовительной акцией к «заслуженному покою» стала подытоживающая разборка моих манускриптов с разными мелкими сочинениями, коих за несколько лет накопилось достаточное количество в самых разных жанрах123. Собрав их и систематизировав, я получил четыре жанровых сборника и ввел их в свой каталог под номерами 67 – 70".


********* "Припоминаю, когда-то, лет 15 – 20 назад у меня уже был один казус в этом же театре Вахтангова – не помню кто, не помню в связи с какой пьесой (кажется, что-то из Макса Фриша), но мне предоставили возможность попробоваться на роль театрального композитора. Я набросал тогда требуемый заглавный лейтобраз в своей авангардной стилистике, пришел, сыграл, и – ушел не солоно хлебавши: мою музыку, чем-то напоминавшую скерцо из Девятой симфонии Брукнера, кстати, весьма удачную, режиссеры и директора не поняли. Ну, не получается у меня ничего с театром Вахтангова, хоть плачь (хотя по этому поводу я и не плачу – ну его, этот театр, в болото, как и все остальные вместе с ним)…

Церемония вручения «Золотой маски-97», то есть наш отечественный театральный «Оскар». В принципе, любая официальная церемония бывает скучной, и потому в этот раз, директорат (в лице некоего известного театрального деятеля Эдуарда Боякова) и режиссират (в лице некоего известного режиссера Владимира Мирзоева), решили разукрасить ситуацию вручения премий в авангардистские краски. Они надумали пригласить какого-то канадского звезду-балетмейстера, чтобы он поставил хореографический номер на пять минут, нашу отечественную драматургессу Л.Петрушевскую, чтобы она выдала эпохальную литературную сентенцию в две странички, музыкальный же номер они решили предложить автору «Balletto», которое они когда-то случайно видели. Мол, придумай что-нибудь эдакое, похожее, при этом вертеться надо вокруг идеи: театр умер.

Я попытался было отказаться: работать «на публику» – не в моих правилах, а вам нужно именно «на публику»; – на что заказчики опрометчиво ответили, что если не хотите на публику, то можете хоть против публики – никаких фантазий почитатели вашего «Balletto» не боятся. Ну ладно, раз не боитесь – то получите. Описываю получившийся спектакль:

Под текст диктора: Один композитор, всю свою жизнь втайне любивший театр, но за всю свою жизнь не написавший ни одной страницы театральной музыки, потому что никто и никогда не предлагал ему работать в театре, однажды вечером, утомленный размышлениями о столь странном положении вещей, тихо заснул. И привиделась ему пьеса под названием «Призрак театра», где вместо актеров были музыканты, а вместо слов – звуки…, я вышел на сцену с подушкой в руках, бросил ее на пол и лег как бы спать. Далее началась пьеса в четырех действиях с Прелюдией, Интерлюдиями и Постлюдией.

^ Действие первое. Завязка. Каждый музыкант экспонирует свою собственную партию, свой индивидуальный характер и свое поле деятельности – один (Философский герой – кларнет) меланхолично ходит и что-то бурчит себе под нос, другой (Патетический герой – труба) периодически встает и трубит свой императивный возглас, третий (Лирический герой – альт) вальсирует, заигрывая в трех четвертях с неприступной скрипкой, четвертый с пявым (Индифферентные герои – флейта с гобоем) прогуливаются в обнимку, играя на инструментах одной рукой и т.п. То есть, классическая экспозиция героев, как в пьесах Чехова и постановках Станиславского.

^ Действие второе. Конфликтная сцена. Музыканты «дерутся» друг с другом, естественно, музыкальными звуками с акцентами, и с агрессивными движениями на этих акцентах – трое духовиков сидят напротив других трех духовиков. Дирижер пытается урезонить петухов, но свара разгорается все больше и больше, куда постепенно вовлекаются все остальные участники ансамбля.

^ Действие третье. Любовная сцена. Два струнника – Он и Она (альт со скрипкой) разыгрывают love story, которая имеет целую гамму разных чувственных состояний и переживаний, но заканчивается согласными синхронно-фрикционными пассажами, что особенно (не)понравилось публике. (А я, между прочим, все лежу и сплю на авансцене, изредка переворачиваясь с боку на бок.)

^ Действие четвертое. Развязка. Музыканты покидают свои насиженные места, и, как мертвецы Стивена Кинга, бредут в направлении лежащего композитора, добредя же до него, пытаются разбудить, что в конечном итоге у них получается – конец сну, конец театру, конец музыке и вообще, конец всему: дирижер ударяет в большой барабан композитору в ухо, который испуганно просыпается и далее имитируется любимая всяким театром классическая немая сцена. Она, в сущности, действительно оказалась немой – актерско-театральная элита вяло прореагировала на произошедшее, и музыканты уходили со сцены отнюдь не под гром оваций. Церемония награждения театральных премий потекла дальше, и о моей акции вскоре все дружно забыли, кроме, конечно, критики, которая пропечатала выступление Ансамбля современной музыки (без указания авторства) «невыносимо длинным», «злоупотребившим вниманием и терпением аудитории» и донесла кулуарные разговоры публики, которая «не стеснялась в выражениях и жалела, что в фойе не торговали тухлыми яйцами и гнилыми помидорами»".


********** "…сочинение написано в жанре «документальной» музыки. Такой термин придумал Том Джонсон для объяснения редкого, но все же встречающегося в композиторской практике, подвида концептуализма: художественная реконструкция какого-либо подлинного музыкального события, объекта, феномена, или, цитирую оригинальное высказывание: «перевод факта в музыку». В качестве примеров приводится знаменитая «Гибель “Титаника”» Гэвина Брайерса, где композитор воспроизводит ту самую музыку (и в том оркестровом составе), которую играли на тонущем корабле, добавив контрапунктом запись голосов с подлинными текстами из судового журнала. Другой пример – «Барселонский собор» Филипа Корнера, в котором композитор, изучив детали колокольного ритуала испанского звонаря, точно и буквально воспроизвел средствами гамелана весь процесс перезвона: частоту ударов, их ритмику, агогику, продолжительность и, конечно, предельно адекватно сымитировал тембровые характеристики колоколов звонницы. Я бы добавил сюда и «Каталог птиц» Мессиана: природное птичье пение – такой же «факт», который «переведен» в фортепианную музыку…".


*********** "Игры с виртуальностью, если покопаться в моем незавершенном наследии, оказывается, неосознанно проходят сквозь него красной нитью. Вспомним виолончельную Каденцию с предполагаемым перед ней оркестровым кадансовым квартсекстаккордом из «чужого» концерта, или «Камерные вариации» с устраненным текстом (кстати, как я потом узнал, подобные опыты пробовали Кейдж с Кнайфелем), «Бранденбургский концерт» с необозначенным номером 7, «Симфонические танцы» с фиктивной главой из «Апокалипсиса», «Зеркало Авиценны» с задуманным ударом по настоящему зеркалу, наконец, выведение в разряд жанра «Лунных сонат» и «Лебединых песен».

Как-то, со своими размышлениями о виртуальном творчестве я поделился с Корндорфом… Корндорф с чем-то согласился, с чем-то нет, но справедливо отметил, что на пути распространения виртуального творчества прежде всего возможны (и непременно будут) разного рода спекуляции: – Допустим, кто-то объявит себя гениальным виртуальным писателем, живописцем, композитором: докажи что не так! Но это были, конечно, плевелы, главные выводы касались концептуальной позиции: – Кто знает, может быть мы сейчас вступаем в эпоху, когда будут записываться только замыслы, а представления о реализации будут отдаваться на волю воображения слушателя, читателя, зрителя. Каждый будет на свой взгляд представлять себе, какова должна быть реализация… Я думаю, вы сам того не осознавая, открываешь новый жанр. Это не ирония, я пишу совершенно серьезно…

Что еще рассказать о «Л.п.–3»? Разве что о процессе сочинения, который происходил… за роялем! Позвольте, – сердито скажет теперь уже дважды обманутый слушатель, – какой рояль, здесь же нет звуковой музыки? – В окончательном варианте ее действительно нет, но, коль скоро выдавать секрет, то выдаю: она когда-то, взаправду сочиненная, всё-таки существовала. В ней была и бесконечная и прекрасная мелодия английского рожка, и просчитанная последовательность холодных додекафонных звуков Туонельского музыканта, и мутное, стоячее болото из многозвучных аккордов, и взвившаяся в воздух ломаными хроматическими пассажами стая птиц-инструментов, и расходящиеся по воде круги… (извините курсивное заигрывание со своими же виртуальными цитатами)".


************ " Самое интересное, что «Эффект Допплера» дважды висел на волоске от исполнения. Первый раз он мог реализоваться в Австрии, в маленьком городке Санкт-Пельтен, где была затеяна грандиозная постройка нового музыкального центра с несколькими театральными зданиями, наземными и подземными концертными залами, технической башней-минаретом в центре площади (свет, звук, компьютеры, электроника, видео, лазеры, etc.), одним словом многофункциональный сверхсовременный Байрейт. На церемонию открытия этого центра директорат (через Т. Рексрот) заказал мне сочинение на целый вечер – «сделай что-нибудь солидное, типа орфовских постановок, пора уже тебе уходить от “мелочей”, тем более, что возможности нашего будущего комплекса уникальны и неограниченны». Однако, то ли не хватило денег прорабам, то ли остыли горячие головы проектировщиков – кто поедет за 80 километров от Вены?, то ли так суждено было случиться, но европейский гранд-центр современного искусства оказался прожектерской, виртуальной идеей, а вместе с ним и мой придуманный для него “Doppler-effect”.

Второй раз он мог реализоваться в другой, также весьма примечательной акции, которой, увы, также не суждено было разродиться. Как обещал, удовлетворяю любопытство, оттянутое на десять страниц: задуман был именной фестиваль к моему 50-летию.

…И снится композитору сон: по всему городу расклеены афиши, гласящие, что с 5 по 12 сентября 1997 года будет проходить цикл концертов под общим названием «Лебединые песни Виктор Алексеевича Екимовского» (вот откуда три «осколка» с одноименными титулами):

5.09.1997. Концерт первый: Екимовский – концептуалист. БЗК, симфонический вечер. Программа: Ave Maria, Бранденбургский концерт, Лирические отступления, Sublimations, Симфонические танцы + новое сочинение Overtime для симфонического оркестра (премьера). Исполнители – Московский симфонический оркестр, дирижер С. Скрипка.

6.09.1997. Концерт второй: Начало Екимовского. Камерный зал ГМПИ имени Гнесиных (РАМ), вечер камерной музыки. Программа: Композиции 1, 2, 7, Каденция + новое сочинение Лебединая песня для струнного квартета (премьера). Концерт представляет собой точное воспроизведение авторского концерта 1970 года – в том же месте, с той же афишей, с теми же исполнителями (тут надо достать и выписать Л. Франка из Саратова, В.Васильева-Линецкого из Харькова, В. Деревянко из Израиля и А.Ивашкина из Новой Зеландии).

7.09.1997. Концерт третий: Екимовский – романтик. Рахманиновский зал, вечер камерной музыки: фортепиано, клавесин, флейвы. Программа: Соната с похоронным маршем, Deus ex machina, В созвездии “Гончих псов”, Полеты воздушных змеев, La Favorite – La Non favorite, Лунная соната + новое сочинение Лебединая песня для блок-флейты (премьера). В концерте участвуют, по возможности, первые исполнители – М.Цайгер, П.Кауфман, И.Соколов, А.Корнеев, К.Штайнманн.

8.09.1997. Концерт четвертый: Екимовский – рационалист. ЦДК, вечер ансамблевой музыки. Программа: Kammervariationen, Doppelkammervariationen, Tripelkammervariationen, Зеркало Авиценны, музыка к мультфильму «Потец» + новое сочинение Лебединая песня для духового ундецимета (премьера). Исполнители – Ансамбль АСМ.

9.09.1997. Концерт пятый: Екимовский и два фортепиано. ЦДК, вечер фортепианного дуэта. Программа: Фильм-детектив, Композиция 43, Посиделки двух пианистов + новое сочинение Лебединая песня для четвертитоновых роялей (премьера). Исполнители: Г.Пыстин и И.Цыганков.

10.09.1997. Концерт шестой: Екимовский и инструментальный театр. Овальный зал на Плющихе, вечер музыки для ударных инструментов. Программа: 27 разрушений, Успение, «Balletto», Disparendo… + новое сочинение Лебединая песня для струнного квинтета, дирижера и магнитофонной пленки (премьера). Исполнители – Ансамбль ударных инструментов Марка Пекарского.

11.09.1997. Концерт седьмой: Эпилог Екимовского. Представление перед Большим залом Консерватории: Эффект Допплера (премьера).

12.09.1997. Дневное мероприятие: выезд на автобусах на природу – празднование дня рождения с презентацией и раздачей «Автомонографии», премьерой новой композиции Парад планет для девяти автомобилей и заключительным банкетом.

Терпеливо дочитавший до конца пятое сновидение Веры Павловны непременно воскликнет: «Во, завернул, гигантоман-утопист!», на что последует трезвый ответ: во-первых, не гигантоман – я не Скрябин, которому для исполнения «Мистерии» потребовалось все человечество, начиная с Индии; и не Ницше, которому для публикации «Антихриста» на семи языках в миллионных тиражах потребовался «весь еврейский капитал». А во-вторых, и не утопист – все организационные проблемы были тщательно обдуманы, проиграны и нерешаемых вопросов практически не оставалось. Конечно, здесь был бы задействован огромный штат менеджеров, продюсеров и спонсоров (из намеченных – Союз композиторов, издательства Беляева и Сикорского, частные меценаты – отечественные (фирма Дубровицкого) и зарубежные (Intermedia), фонд АСМ), газетная и журнальная пресса (анонсы и рецензии – Коммерсантъ, Сегодня, Московские новости), радио (реклама и освещение – Орфей, Эхо Москвы, иновещание), телевидение (съемки-репортажи ТВ-Россия, ТВ-6). Билеты бы продавались абонементом, а на концертах можно было бы приобрести партитуры, специально изданные к этому случаю «Композитором», «Музыкой», Сикорским; компакт-диски, также специально записанные к тому же случаю «Русским сезоном»; и, конечно, красочный информационный буклет с выразительной фотографией кудлатого композитора".

1

100, 101 253

2

2 82, 290, 300

27 разрушений 301

4

4 85, 300

43 композиция 167

C

Cantus figuralis 50

V

V 82

А

Абдуллаева 150

Абдулов 20

Авиценна 239, 242

Айвз 74

Александров 21

Аннагиева 26

Аретинский Гвидо 82

Артемов 21

Артёмов 296

Ассизский Франциск 279

Аутунич 152

Б

Бакли Томас 258, 262

Балакаускас 135

Баласанян 11, 12

Бальмонт 258

Бараз 45

Барановская 10

Барбер 53, 56

Батагов 296

Бах 22, 26, 95, 96, 118, 274

Бедерова 301

Белич 44, 45

Белодубровский 31

Берберов 42

Беринский 106, 276

Берлиоз 238, 303

Берман 38

Бетховен 28, 120, 215, 216, 217, 248, 249, 250, 289

Бихлер 67

Блинова 218

Бок 204

Бортнянский 256, 280

Бояков 305

Брайерс 307

Брамс 17, 53

Бранденбургский концерт 15

Брон 11, 279

Брукнер 26

Будашкин 296

Булгаков 95

Булез 13, 27, 37, 44, 276, 286, 296

Булеза 288

Бутов 295

В

В 298

Вайленманн 204

Вайнберг 269

Васильев-Линецкий 28, 34

Васкс 135

Введенский 21

Веберн 27, 34, 76, 78, 302

Ведерников 257

Вечное возвращение 25

Виноградов 75, 124, 165, 238, 242, 244

Витачек 17, 52

Вишер Сюзан 142

Вобликова 82

Волконский 37, 297

Вустин 23, 106, 256, 286, 289

Высоцкий 120

Г

Гагнидзе 139

Гайдн 20

Герцман 259

Гессе 216

Гете 270

Говарден 173

Головин 276

Голуб 142, 147

Гольдфарб 12

Горбах 67

Горбенко 46

Горчаков 51, 57

Грабовский 24

Гречанинов 280

Григ 224

Гризе Жерар 276

Гримм Элизабет 142

Гринберг 210

Гринденко 296

Грюнберг Свен 296

Губайдулина 37, 275, 278, 284, 293, 296

Гуно 280

Гурецки 298

Гуржиев 257

Д

Д 296

Давыдова 38

Данчану Ливиу 260

Двенадцать апостолов 35

Дебюсси 20

Денисов 11, 13, 23, 24, 37, 48, 53, 103, 106, 110, 118, 156, 173, 256, 275, 284, 286, 288, 289, 293, 294

Денисов Э.В. 7

Деревянко 38, 41

Детони Дубравко 300

Джекоб 26

Джонсон Том 307

Дмитриев Г. 294

Дмитрий Денисов 152

Допплер 252, 254

Достоевский 95

Дрàшкович 63

Дубов 26, 124, 183, 194, 202

Дунаевский 74

Дьяченко 21

Е

Еремин Сергей 82

Ж

Желваков 75, 82

Жислин 133, 139

З

Зажигин 126

Зайденшнир 46

Зейнашвили Т. 233, 235

Зелинский 10

Зильпер 46

Зограбян 171

И

И 50

Иваненко С. 245

Ивашкин 16, 28, 31, 34, 37, 42, 44, 45, 48, 166, 172

Иголинский 25, 26, 124, 133, 140

Ингверсен 175

Й

Йан Ханс Петер 228

К

Камерные вариации 302

Каплан 85

Капырин 210

Караев 106, 171, 186, 286, 289

Каретников 106

Картасар 21

Каспаров 23, 35, 82, 86, 173, 285, 286, 289, 297

Кауфман 180, 183, 233, 235, 309

Кафка 95, 254

Квартет-cantabile 173

Кейдж 74, 296

Кефалиди 60, 247, 250

Кинг 307

Кнайфель 147, 289

Ковалев 85

Коган 139

Кожемяко 85

Композиция 1 16, 28, 32

Композиция 10 17, 51, 52, 58

Композиция 13 60, 61

Композиция 14 60, 62, 69, 163, 242, 274, 277, 301, 303

Композиция 15 75, 81, 166, 302

Композиция 16 82

Композиция 2 14, 16, 31, 33, 38, 44, 297

Композиция 22 85, 94, 105

Композиция 24 87, 94, 256

Композиция 28 94, 103, 163, 274, 307

Композиция 30 103, 163, 301, 302

Композиция 31 104, 105, 106, 108, 109

Композиция 32 110, 121

Композиция 33 119, 149, 269, 301, 303

Композиция 39 124, 144, 163

Композиция 4 16, 38

Композиция 40 132, 168

Композиция 42 142

Композиция 43 147

Композиция 44 151, 277

Композиция 5 42, 163, 307

Композиция 51 165

Композиция 52 167, 176, 301, 303

Композиция 55 180, 233

Композиция 56 184

Композиция 58 194

Композиция 59 204

Композиция 6 45, 271

Композиция 60 28, 215, 274, 289, 304

Композиция 61 218, 270, 274, 304, 307

Композиция 63 227

Композиция 64 233

Композиция 65 236, 239, 301, 303

Композиция 66 238, 307

Композиция 7 14, 16, 46, 277

Композиция 71 242, 306

Композиция 72 245

Композиция 73 247

Композиция 74 250

Композиция 75 252, 308

Композиция 76 258

Композиция 78 260

Композиция 79 261

Композиция 8 49

Композиция 80 262

Композиция 81 263

Композиция 9 17, 51, 277

Копелент 47

Копчевский 21

Корндорф 23, 24, 106, 116, 123, 135, 179, 255, 256, 267, 286, 296, 308

Корнеев 164, 309

Корнер Филип 307

Кравченко 133, 140

Крам 296

Красавин 103

Кретова 45, 46

Кример 26, 124

Кримец 26

Ксенакис 27

Кукузель 259

Кулька 133, 139

Куперен 234

Кушнир 10

Кшенек 14, 35

Л

Лазарев 170, 172

Лазаров 68

Ларионов 258

Леваи-Аксин 152

Левая Т. 83

Леонтьева О. 83

Летов 296

Лист 74

Литинский 52

Лобанов 24, 26, 103, 105, 119, 123, 124, 286

Лобанов В. 102

Лондейкс Жан-Мари 110, 111, 116, 118

Лондейкс Жана-Мари 110

Лупанова 49

Лупачек 288

Любимов 38, 295

Люсиер Альван 275

Лядов 258

М

Макаров 57

Макберни Джеральд 256

Малер 17, 53, 56

Мандала 24, 125, 126, 173

Манн Томас 216

Мансурян 171

Маркс 250

Мартынов 289, 296, 297, 298

Мёбиус 230

Мессиан 19, 22, 26, 27, 31, 34, 37, 137, 144, 273, 296, 297, 307

Мецмахер 184, 192

Миллер 85

Мирзоев 305

Михайлов 38, 82, 84, 105, 106, 110

Михалек 163

Михалек Душан 126, 155

Мороговский 212

Мосолов 103, 286

Моцарт 20, 26, 280

Муромцев 38

Мясников 31, 34

Н

Набоков 95, 254

Налжян 150

Николавский 26

Николаевский 103

Николь 110

Ницше 95, 106, 293, 310

О

Ожогин 85

Орделовскис Гунарс 92, 93

П

Павленко 106, 109, 110, 119, 120, 146, 183, 289, 298

Павлихина И. 245

Пастернак 95

Пейко 16, 17, 34, 52

Пекарский 25, 38, 60, 62, 64, 66, 67, 71, 72, 73, 176, 177, 207, 236, 238, 250, 284, 295, 299, 303

Пендерецкий 30, 133, 134, 135, 223

Перцев 21

Петрушевская 305

Погорелов 28, 31

Попов 46, 286, 288

Попругин 106

Порволь 308

Порволь Т. 185

Пригов 24

Прокофьев 13, 26, 30, 31, 268, 292

Прощание 103

Пшеничникова 164, 295

Пыстин 25, 40, 106, 147, 150, 198, 203

Пярт 37, 52, 53, 296, 297, 298

Р

Рабинович 297

Равель 26

Раимова 49

Райхерт 67

Райхерт Манфред 102

Ракин-Мартинович 152

Раскатов 23, 24, 171, 173, 183, 184, 233, 262, 286, 296

Рахманинов 224, 274

Рексрот 185

Риз 46

Рильке 95

Рифмы 34

Ровнер 70

Рождественский 60, 61

Рожновский 37, 48, 181

Розеншильд 18

Рославец 41, 286

Рубинштейн 24

Рубцова 21

Рукавицына И. 245

Рюмин 52

Рябов 105, 106, 139, 276

С

Савинова 85, 288

Самолетов 31, 34

Самолётов 16

Семенов 49

Сергеева 142, 146

Серебряков 60, 82

Серов 60

Сибелиус 26

Сикорский 82, 227, 262

Сильвестров 37, 52, 104, 135, 278, 279, 296

Симех 152

Скрипка 26, 94, 100, 218, 226

Скрябин 39, 41

Словарь непечатных выражений 258

Смирнов 23, 24, 256, 271, 286

Соколов А.С. 76, 81, 82

Соколов Владимир 82

Соколов Иван 25, 82, 103, 106, 194, 202, 215, 218, 295, 298, 309

Сокольская 49

Сондецкис 26, 101, 102

Спаарнай 107, 109

Спаарнай Харри 106

Стейниц 82

Стравинский 255

Страдивари 170

Судзиловский 25

Суслин 21, 63, 256, 284, 297

Суханов 24, 125

Т

Тактакишвили 267

Тамберг 224

Танцов 25, 106, 110, 288

Тарнопольский 23, 106, 247, 286

Титов 26, 66, 102

Тобис Борис 92

Тонха 44, 49

Трио-соната 49, 50

Трунигер 26, 124

У

Уствольская 183, 256

Утесов 73

Ф

Файнштейн 24

Фанфарная 92

Федулов 21, 24

Фелдман Мортон 297

Фельдгун 147

Физо 254

Филенко 19

Фирсова 23, 24, 286

Фирсова Е. 106

Фишер 148, 182

Фогт Маурициус 63

Франк Лев 34

Франкштейн 247, 250

Фрейд 95

Фрид 277

Фриш Макс 305

Х

Хаба 32

Хаенгли 204

Хаймовский 19

Хараджанян 67

Харютченко 146

Хачатурян 11, 16, 17, 41, 48, 52, 57

Хачатурян Эмин 60

Херманн Матиас 228

Хилаш 110

Хиндемит 82, 224

Ходина 85

Холопова 183

Хофер 108

Хренников 293

Ц

Цайгер 26, 119, 124, 309

Цинман 142

Цумштайн Доминик 263

Цыганков 68, 147, 150, 198, 203

Ч

Чайковский 17, 52, 53, 54, 56, 57, 268, 270, 277

Чернелевский 26

Чернов 142

Чернявский 152

Чехов 76, 78, 79, 80, 81, 302, 306

Чехов А.П. 76

Чехову 302

Чикунов 49

Чистяков 165, 170

Чугаев 10

Ш

Шар Даниэлла 263

Шацкий 85

Шейн 45

Шенберг 14, 34, 35, 37

Шилленгер 257

Шиянец 124, 126

Шнайдер 106

Шнайдер Гертруда 258, 262

Шнайдер Урс Петер 258, 264

Шнебель 74

Шнитке 15, 17, 22, 26, 37, 48, 52, 53, 54, 102, 256, 267, 271, 273, 275, 280, 284, 293

Шопен 104, 120

Шостакович 13, 22, 30, 42, 269, 286

Шостакович Максим 75, 81

Штайманн 204, 206

Штайнманн 204, 213, 258, 259, 309

Штокхаузен 27, 37, 156, 296

Шуберт 26, 61

Шуть 23, 24, 256, 286

Щ

Щедрин 239

Щедрин Р. 239

Щеколдин 131

Щербак 139

Щетинский 210

Э

Экерт 110

Энхбаатор 58

Эшер 230

Эшер Маурисио Корнелис 229

Ю

Юсупова 82

Я

Яковлева 28

Яксис Река 263

Ямпольский 26, 119, 124, 288

Ярошенко А. 245

sobaka-verblyud-kavaler-ordena-ulibki.html
sobakovodstvo-odno-iz-drevnejshih-zanyatij-cheloveka-na-protyazhenii-dolgih-tisyacheletij-chelovek-i-sobaka-dobivali-sebe-pishu-po-sosedstvu-prishlo-vremya-i-ih-ohotn-stranica-3.html
sobakovodstvo-odno-iz-drevnejshih-zanyatij-cheloveka-na-protyazhenii-dolgih-tisyacheletij-chelovek-i-sobaka-dobivali-sebe-pishu-po-sosedstvu-prishlo-vremya-i-ih-ohotn-stranica-9.html
soberem-vsem-mirom-svetskie-novosti-21.html
sobesedovanie-kak-klyuchevoj-metod-otbora-personala.html
sobesedovanie-s-vospitatelyami-grupp-mladshego-doshkolnogo-vozrasta-po-obrazovatelnoj-programme-doshkolnogo-obrazovaniya.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zakazchik-zastrojshik-liticheskoj-informacii-i-normativno-tehnicheskoj-dokumentacii-v-stroitelstve-i-zhkh-oficialnie.html
  • grade.bystrickaya.ru/o-beskonechnosti-cheloveka-panajotis.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sera-odno-iz-nemnogih-veshestv-kotorimi-uzhe-neskolko-tisyach-det-nazad-operirovali-pervie-himiki-ona-stala-sluzhit-chelovechestvu-zadolgo-do-togo-kak-zanyala.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-i-priglasitelnij-bilet-minsk-20-10.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-15-prirodnie-resursi-uchebnik-baziruetsya-na-primerah-i-statistike-vzyatih-preimushestvenno-iz-rossijskoj.html
  • composition.bystrickaya.ru/orman-fitopatologiyasi-drs-sabatarini-konspekts.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-200.html
  • crib.bystrickaya.ru/istoricheskaya-psihologiya.html
  • literatura.bystrickaya.ru/slovo-pri-poluchenii-gosudarstvennoj-premii-2000goda-stranica-6.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/uchebno-tematicheskoe-planirovanie-poyasnitelnaya-zapiska-obrazovatelnaya-programma-kursa-po-viboru-yazik-chelovek.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-opd-v-01-3-osnovi-biotehnologii-mnogostupenchatoj-professionalnoj-podgotovki-po-specialnosti-napravleniya-260300-tehnologiya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tajnata-istoriya-na-choveshkata-civilizaciya-skrateno-izdanie-na-zabranenata-arheologiya-majkl-a-kremo-richard-l-tompsn-stranica-8.html
  • school.bystrickaya.ru/dogovor-bankovskogo-vklada-chast-3.html
  • universitet.bystrickaya.ru/statya-2-23155-5-stranica-2.html
  • grade.bystrickaya.ru/ob-otkritii-pervoj-gosudarstvennoj-galerei-nacionalnogo-iskusstva.html
  • literature.bystrickaya.ru/bioetika-na-rubezhe-tisyacheletij-obzor-materialov-v-vsemirnogo-kongressa-po-bioetike-london-2000.html
  • control.bystrickaya.ru/chast-pyataya-anna-gavalda.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zadachi-dannoj-diplomnoj-raboti-rassmotret-teoreticheskie-podhodi-k-analizu-i-prognozirovaniyu-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-regiona-provesti-analiz-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-nizhegorodskoj-oblasti.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/m-v-lomonosov-i-russkaya-slovesnost-sovremennij-russkij-yazik-naschitivaet-shest-stilej-askolko-shtilej-russkogo-yazika-predlozhil-uchyonij-filolog-lomonosov.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sergej-suhinov-mech-charodeya.html
  • uchit.bystrickaya.ru/trebovaniya-preyavlyaemie-k-sudebnim-resheniyam.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/voprosi-k-gosudarstvennomu-ekzamenu-po-napravleniyu-52600-zhurnalistika-bakalavriat.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sistema-dopolnitelnogo-obrazovaniya-publichnij-otchyot-vstuplenie-obshaya-harakteristika-uchrezhdeniya-osobennosti-obrazovatelnogo.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urok-ispolzovaniem-sredstv-ikt-po-teme-food-dlya-nachalnoj-shkoli.html
  • writing.bystrickaya.ru/glava-desyataya-teun-marez-vozvrashenie-voinov-zakladka.html
  • student.bystrickaya.ru/1-detskij-muzikalnij-albom.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/polozhenie-o-vnutrishkolnom-monitoringe-kachestva-obrazovaniya-polozhenie.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/pravo-22-chas-primernaya-programma-osnovnogo-obshego-obrazovaniya-po-obshestvoznaniyu-vklyuchaya-ekonomiku-i-pravo.html
  • tasks.bystrickaya.ru/2-osobennosti-izucheniya-disciplini-formi-kontrolya-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-opd-f-finansi-i-kredit.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/buryatskie-prazdniki-chast-4.html
  • klass.bystrickaya.ru/arzhili-esep-2-ou-rali-ostanaj-2012-bbk-65-052-201-1ya73.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/o-meropriyatiyah-v-ramkah-obyavlennogo-generalnoj-assambleej-oon.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zakoni-svyatoj-zhizni-predislovie.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rol-i-funkcii-tovarnoj-nomenklaturi-vneshneekonomicheskoj-deyatelnosti-v-tamozhenno-tarifnom-regu.html
  • thescience.bystrickaya.ru/k-leontev-i-f-nicshe-dva-filosofa-odnoj-epohi.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.