.RU

Школы Смоленской губернии в 1922-1927 гг. (отчет инспектора губоно)




Школы Смоленской губернии в 1922–1927 гг. (отчет инспектора губоно)

Архимед. Научно-методический сборник. Выпуск 4. М., 2008. С. 20–32.


Предисловие

В региональных архивах России всегда имеются фонды, содержание которых отражает развитие народного образования в тот или иной исторический период. В этих фондах хранятся списки учителей и учащихся той или иной школы, протоколы заседаний педагогических и ученических советов, отчеты инспекторов о состоянии народного образования в губернии или уезде, школьные сочинения по литературе, контрольные работы по математике и многое-многое другое. Все эти кусочки прошлого, собранные воедино, позволяют с некоторой степенью уверенности судить о том, что же происходило в школе в весьма отдаленные времена.

Один из таких кусочков публикуется ниже. Это фрагмент отчета инспектора Смоленского губернского отдела народного образования М.Г.Андреева. В отчете дается анализ развития и состояния народного образования в Смоленской губернии в первые годы советской власти. Этот отчет примечателен не только тем, что автор весьма подробно рассматривает отдельные стороны жизни школы в их исторической перспективе, но и тем, что по ходу изложения дает оценки, подчас очень образные и точные. Достоверность излагаемого автором не вызывает сомнений: в любом исследовании по истории советской школы 1920-х гг., опубликованном после середины 1950-х гг., можно найти аналогичные описания ситуации, которая складывалась в образовании в первые 10 лет советской власти1.

Из текста инспектора М.Г.Андреева в большинстве случаев понятно, о чем идет речь. Тем не менее, публикацию отчета предварим кратким очерком истории советской школы 1920-х гг., который можно рассматривать как комментарий к публикуемому далее документу.


^ Советская школа в 1920-е гг.

Придя к власти, большевики решили разрушить прежнюю школу и построить взамен новую, организованную на других принципах. Школа должна была стать светской, доступной всем слоям населения (хотя в первую очередь, конечно, пролетариату и крестьянству); предполагалась преемственность различных ступеней системы образования: поступая в школу I ступени, ученик мог бы рассчитывать на обучение на II ступени, а затем на поступление в высшее учебное заведение (до революции преемственности не существовало). Школа стала называться единой и трудовой; первое предполагало единообразие типов учебных заведений, второе – проведение трудового принципа, согласно которому в центре школьной жизни детей должен был находиться труд.

В первые годы советской власти были отменены переводные экзамены, отметки, а также учебники и учебные программы. Наркомпрос дал лишь общие указания относительно изучения предметов, составление программ доверялось местам. Учителя, не привыкшие к такой свободе действий, оказались растерянными; не приняв этой свободы, большинство стало работать по старым программам и учебникам. С другой стороны, возникло множество местных программ, которые часто отличались не только в разных губерниях, но и в уездах и даже в волостях. К 1920 г. Наркомпрос понял, что необходимо централизовать программно-методическую работу, но работа эта шла медленно, и новые программы школа получила не ранее февраля 1922 г. Именно это время – 1918–1921 гг. – М.Г.Андреев называет «безпрограммным состоянием» и цитирует учителя, который сказал об этом времени так: «Была тоска по программам».

Программы 1920–1921 гг. несильно отличались от программ дореволюционной школы. По сути, программы зафиксировали, что семилетняя школа является обычной общеобразовательной школой, в которой уделяется повышенное внимание проблеме связи школьных предметов с жизнью. Однако не это было целью реформаторов школы во главе с наркомом просвещения А.В.Луначарским и Н.К.Крупской. Последняя возглавила работу по созданию новых программ.

Критикуя существующие программы семилетней школы, Н.К.Крупская указывала на отсутствие связей между предметами и предлагала широко подходить к изучению труда людей. «Чтобы изучить трудовую деятельность людей, необходимо изучить объект этой деятельности – природу и ее силы, затем необходимо изучить способы воздействия человека на природу (технику) и, наконец, субъекта этой деятельности – человека»2. Именно эти указания Н.К.Крупской легли в основу новых программ, так называемых «схем ГУСа», которые начали обсуждаться уже в конце 1922 г.3 Весь материал, подлежащий изучению, разбивался на три колонки: Природа и человек, Труд, Общество. Приведем с небольшими сокращениями материал, который необходимо было проработать с детьми тринадцати лет4:


^ Природа и человек

Труд

Общество

Физика и химия, поскольку они нужны для понимания климата, жизни растений. Почва. Почвы России. Наблюдения за погодой. Метеорология. Климат России. Жизнь растений, зависимость от окружающих условий. Распределение растительности по СССР. Главнейшие типы животного царства и классы позвоночных животных, их строение и образ жизни.

Добывающая сельскохозяйственная промышленность, ее виды и формы. Характеристика земледельческих районов СССР. Обработка и удобрение почвы. Орудия труда в сельском хозяйстве. Уход за растениями. Культурные растения в сельском хозяйстве. Скотоводство, птицеводство и т.п. Мелкое и крупное хозяйство. Земледелие на Западе и Америке. Результаты применения науки к земледелию.

Крестьяне и помещики. Крепостное право. Борьба крестьян против помещиков. Дворянство и царь. Крымская война. Освобождение крестьян. Малоземелие и бесправие крестьян. Выкупные платежи. Крестьянское и помещичье хозяйство. Союз рабочих и крестьян. Завоевание власти. Закон о земле. Борьба крестьян в Западной Европе. Жакерии. Крестьянские войны. Великая Французская революция.


Согласно этим колонкам, учитель должен сначала рассказать о животных с точки зрения биологии, затем перейти к вопросам разведения домашних животных в крестьянских хозяйствах, а от них – к самим крестьянам, которые борются с помещиками. При этом детям сообщаются отрывочные сведения сразу из нескольких наук, объединенные лишь тем, что все они имеют некоторое отношение к сельскому хозяйству.

Такой принцип изучения разнородного материала одновременно получил название комплексного метода. Особенно широко его предлагалось использовать на I ступени школы. Учителя, впервые столкнувшиеся с необходимостью организовать обучение совершенно по-новому, снова оказались в растерянности. К тому же со временем стало ясно, что обучение русскому языку и математике плохо сочетается с комплексным методом. В самом деле, эти предметы предполагают выделение специального времени на формирование навыков письма и счета, а комплексная система обучения выделения такого времени не предполагала; считалось, что навыки должны приобретаться в ходе проработки того или иного комплекса.

В результате происходило следующее: либо учителя, пытаясь увязать комплексы и навыки, выделяли отдельное время для формирования последних, либо понимали комплексирование материала упрощенно, о чем красноречиво свидетельствуют примеры из отчета М.Г.Андреева.

Наряду с попыткой радикального изменения не только содержания, но и структуры программ в советской школе получили широкое распространение также различные методы обучения: исследовательский, экскурсионный, дальтон-план и его модификация – бригадно-лабораторный метод, при котором дети коллективно и самостоятельно изучали материал. Увлечение новыми методами началось еще до революции, но массовый характер это увлечение приняло в 1920-е гг. Эти перегибы ярко описывает в своем отчете М.Г.Андреев.

Принцип свободной школы породил явление, которое М.Г.Андреев называет «самоорганизацией». Оно заключалось в том, что учащиеся принимали активное участие в жизни школы. Степень самостоятельности ученических коллективов варьировалась: в трудовых школах-коммунах и детских домах она была больше, в обычных школах – меньше. Н.К.Крупская видела в самоорганизации средство преодоления «мелкособственнических» интересов населения и воспитания коллективизма.

Связь школы с жизнью понималась не только как изучение труда и участие детей в трудовых процессах в школе (например, работа на пришкольном участке). Разговор шел об общественно-полезной работе школы, которая должна была связать школу с окружающей жизнью, пробудить интерес учащихся к общественным явлениям. Н.К.Крупская привела пример такой работы: дети, видя разбитую грязную дорогу, должны осознать этот «беспорядок» и приложить усилия к его устранению. «Та школа хороша, которая умеет воспитать ребят таким образом, что им будет дело до всего общественного»5. Однако, как видно из отчета М.Г.Андреева, указаний Н.К.Крупской и программ ГУСа учителям оказалось недостаточно: главные вопросы так и остались не решенными.

Больным местом школы 1920-х гг. был вопрос об учебниках. Несмотря на официальную отмену дореволюционных учебников, учителя продолжали пользоваться ими (по крайней мере, в первые годы советской власти). Со временем необходимость учебников была осознана, и Госиздат стал активно издавать книги, рекомендованные ГУСом (правда, они носили не статус учебников, а учебных пособий). Постепенно учебные книги стали поступать в школы. Однако учителя испытывали затруднения при работе с ними, поскольку книги в большинстве своем не были приспособлены под программы ГУСа.

Один из главных лозунгов новой школы – «трудовая школа» – часто оставался лишь лозунгом. Превращение школы в трудовую требовало не только материальной поддержки, но и четких указаний учителю, мер по переподготовке учителей. Всего этого было явно недостаточно, чтобы школа стала по-настоящему трудовой, что и отмечает в своем отчете М.Г.Андреев.

Наконец, методическая работа учительства была далека от совершенства и требовала централизации в масштабах губерний и уездов. Только с организацией местных методических бюро методическая работа смогла развернуться более широко, в частности, скоординировать усилия учителей, работников политико-просветительных учреждений и учреждений профессионального образования.


^ Отчет инспектора Смоленского губоно М.Г. Андреева6

Программный вопрос

За истекшие 5 лет программный вопрос был одним из самых актуальных и претерпел в своем поступательном развитии много этапов и перипетий. В конечном счете, все эти видоизменения можно свести к следующим трем основным периодам.

1. 1922–23–1924 – так сказать «безпрограммное» состояние или – вернее – «самодельные» местные программы; местные не только в масштабе губернии, но и уезда (а часто и волости); причем понятие «местные» понимается и применяется не в смысле локализации, т.е. местного применения какого-то единообразного минимума к данным условиям, но практикуется «по вкусу» Уоно, школы, учителя (а иногда и «населения» – как в Бельском и Рославльском уездах, применявшим иногда «локализацию» к Закону божьему). Это был период скорее приспособляемости, чем локализации. Тут резко сказалось и непонимание идеи комплексности (например, «Коробка спичек», «Карандаш», «Шапка», «Поезд» и т.д.), и «необходимость» ее проведения; и неподготовленность методическая – и требование каких-то «активных» (исследовательских, трудовых, экскурсионных, исследовательско-экскурсионных, экскурсионно-исследовательских, лабораторных, активно-трудовых, книжно-словесных и пр.) методов в работе, и растерянность перед «увязкой-привязкой» формальных навыков с комплексами, и «нужность» их связки. А сверху шла директива: «Мы даем не программы, а лишь ориентировочный материал – применитесь к местным условиям!» И вот постепенно возникает вопрос о том, чтобы установить, наконец, программное единообразие – в целях ясности преподавания с одной стороны, и преемственности ступеней школы (принцип единства) – с другой. Требовались именно программы – в самом примитивном понимании дореволюционной школы. «Была тоска по программам», как выразился один из учителей на Съезде. Для удовлетворения этой нужды Губсоцвосом издаются «Программы пятилетней трудовой (без труда!) школы». Эти программы – типичные по структуре для прежней дореволюционной школы – конечно, без «Закона божия и истории», и, конечно, – с перегрузкой материалом. В этих же целях вырабатывается и минимум знаний для школ повышенного типа. Чувствуется все-таки программная неразбериха.

2. Наконец, в 1925 г. выходят «Новые программы единой трудовой школы», утвержденные ГУСом. Эти программы в течение 1925-26 гг. заняли особо важное место в теории и практике школы, особо взволновали умы учительства – и разделили его на два лагеря – «колоночников» и их антагонистов. Колонки «Природа-Труд-Общество» вызвали массу недоумений, недоразумений, решительных непониманий, уродливостей и даже – курьезов. Например, чтобы во что бы то ни стало заполнить все колонки, приходилось пускаться на многие ухищрения: в комплексе «Домашние животные» в колонку «Общество» ставится «общественное значение коровы»; в комплексе «22 января» заносится в колонку «Природа» «рождение Ленина»; в комплексе «Юные пионеры» в колонке «Природа» фигурирует «галстук» и т.д. В общем, процесс заполнения колонок ведется в начале так: заполняется сначала колонка «Природа» (например, по теме «Осенние работы» – «Листопад. Грязь. Птицы улетают» и т.д.); затем заполняется «Труд» («Молотьба. Выкапывание картофеля» и др.) и, наконец, что гораздо труднее, – «Общество» (Кто молотит. Общественные молотилки и пр.). Выясняется, что при таком механически-«вертикальном» наполнении теряется смысл комплекса – и устанавливается необходимость планировать «по горизонтали»: первая, основная, колонка – «Труд», природа подтягивается постольку, поскольку нужна, как материал для труда – и общественные отношения [неразборчиво] как следствия трудовых. И много-много еще выдвигается все новых практических проблем по новым программам: увязка навыков с комплексами (особо трудный вопрос), связь общественно-полезных работ с программным материалом, самоорганизация и программы, локализация и краеведение – 3 колонки или 10 – и т.д.

Таким образом, путем очень длительных потуг, дум перевариваются программы ГУС’а. Но нужно сказать, что, несмотря на всю внешнюю иногда курьезность работы, учительство и Методбюро работают над ними очень серьезно: видно твердое прочное желание усвоить смысл программ; вьется настоящая творческая мысль, мысль искренняя – завлекающая; есть действительная работа коллектива; путаемся – но ищем истину.

И в конце концов всплывают естественным порядком следующие вопросы:

1) Что такое «комплекс»? (юридически-обиходное понятие или действительный кусок жизни?).

2) С чего же начинать? (грамотность, сельскохозяйственные навыки, самоорганизация, общественно-полезная работа и пр.).

3) Что такое локализация и краеведение?

4) Сколько часов на «комплекс» и сколько часов на навыки (два предмета)?

5) Нужны ли «колонки»? – и сколько?

6) Что называется методом и сколько их?

7) Что такое организационно-методический план и программа?

8) Учебник – и рабочая книга?

9) Перегружены ли программы? И т.д.

Вот те главные вопросы, которые волнуют и Методбюро, и учительство. (Для характеристики их прилагается при этом «Состояние программного вопроса в райшколах Смоленской губернии в 1925/26 учебном году» – доклад на курсах заврайшколами 18–19 августа 1926 г. и «Состояние школ повышенного типа в 1925/26 учебном году»)7.

Губметодбюро и Убюро дают свои разъяснения на эти вопросы на курсах, съездах и т.п., но получается внешняя странность: многие даваемые директивы все-таки претворяются на местах в уродливые формы. В чем же причина? Видимо, не полная ясность вопросов вообще и неподготовленность работников (и аппаратных, и низовых).

3. Наконец, наступает третий период – издание программ ГУС’а 1927 г. Как эти программы претворяются в жизнь – сказать трудно: нет опыта. По поверхностным же и совершенно не проверенным и недоказанным наблюдениям кажется: 1) что программы все-таки слишком обширны (в области формально-технических навыков); 2) очень хорошо, что нет «колонок»; 3) слишком «толсты» (выражение учителей одной из волостей Сычевского уезда); 4) много хороших пожеланий и объяснений; 5) хорошо, что [есть] «стандартность». Как они реализуются – покажут годы.

Что касается методов работы при прохождении программ, то их по номенклатуре накопилось громадное количество – с трудно уловимыми иногда границами и оттенками того и другого метода. Это в значительной степени отразилось на теоретической переподготовке учительства, но не на его практической работе, т.к. последняя зависела от предыдущей общей подготовки. Школа пошла в отношении методическом по линии наименьшего сопротивления, т.е. стала особо культивировать экскурсии, диаграммы, иллюстрации. В любой почти школе и до сих пор нет, положим, песочного ящика, добытой углекислоты, самодельного прибора вообще, умения решать жизненные задачи; зато на стенах – и «лошадки», и «коровки», и «столбики», и «лозунги». Оказалось, что если в дореволюционной школе жизнь превращалась в «слова» (книга), то теперь она превратилась в «картины о жизни» (но не картины жизни).

Но в то же время нужно сказать, что очень много уделяется времени экскурсиям, исследованиям-обследованиям, самовыдуманным задачам и пр. Но, к сожалению, экскурсии похожи на прогулки, исследования – на слишком аксиомную (виденную-перевиденную) пассивную наглядность (например, «посмотрим, как копают картофель» или «Видали ли сад? – Видали. – Что в саду растет? – Яблони. – А на яблонях? – Яблоки» и т.д.), самодельные задачи похожи на «Ланкова»8, а не на местную реальную жизнь и т.д. Много можно привести примеров применения так называемых активных методов. Анализ показывает, что они еще очень пассивны, несмотря на внешнюю помпезность. Главная (и основная) причина в том, что и старый, и новый учитель недостаточно подготовлен к работе просто общеобразовательно (например, по естествознанию, обществоведению). Он умел и умеет (и то разучился) давать грамотность, но не знания.


Самоорганизация

От «самоуправства» 17–18–19 годов переходим (через «самоуправление») к «самоорганизации школьного коллектива». Этот вопрос, крайне серьезный, нигде и никогда не вызывал сомнения в том отношении, что учащиеся должны строить внутреннюю жизнь школы. Но очень много дебатов было о том – в какой степени, в каком масштабе возможно это участие детей в строительстве. Тут в течение 5 лет образовалось (и по сейчас существуют) два лагеря. Одни говорят: «Маленькие – это (по-своему) большие», а другие: «Маленькие есть маленькие». Отсюда: первые утверждают, что учащиеся только равновелико (но, конечно, не равноценно) принимают участие в строительстве школьной жизни, а вторые, – что самоорганизация лишь учебно-воспитательный прием (не больше!). Последние в последнее время преобладают.

Вообще, нужно сказать, что в течение 26/27 учебного года замечено падение, так сказать, «вкуса» со стороны учащихся к самоорганизации (например, в Духовщине заявили: «Ну, что там! Возьмите самоуправление в свои руки. Опасности нет, т.к. мы, учащиеся, в Советском Союзе все равно полноправны»). Объясняется это явление, в значительной степени, усилением академической работы («грамотности»), а, следовательно, усилением значения преподавателей (и отсутствием времени у учащихся – иначе «второй год»), а также и недоверием учащихся (по прошлому опыту) к своим силам. Много было за 5 лет переформации самоорганизации. В конце концов, последний тип, доминирующий по губернии, таков – звеньевая система в школе I ступени и неоформившееся – в школе повышенного типа. Лучше всего обстоит дело там, где есть особо выпуклые предпосылки к самоорганизации, как детские дома и ШКМ9. Размеры данного отчета не дают возможности сказать очень и очень многое о достижениях (и очень крупных) и недостатках (больше технических) самоорганизации.

Во всяком случае, самоорганизация и до сих пор является пробным камнем испытания адептов и антагонистов трудовой школы. Нужно еще много времени и усилий, чтобы окончательно закрепить смысл и сущность самоорганизации в условиях школы.


Общественная работа среди трудового населения

«Общественно-политическая», «общественно-практическая», «общественная», «общественно-полезная» – такова номенклатура этого серьезнейшего вопроса. Это показывает неустойчивое понимание его. И, на самом деле: в течение времени с 1922 учебного года очень много копий переломано и «дум передумано». Что же такое, в конце концов, «общественно-» и т.д. «работа», нужно ли ее связывать с программами, не есть ли она сама органическая часть программ, посильна ли она ребятам, кто проводит, когда, перед кем, для кого, с какой целью и т.д.

Вопросы крайне серьезные – и нужно было их разрешать серьезно. И вот, в течение 5 лет почти каждое заседание Методбюро, каждое совещание курсов, конференции, съезды посвящали этому вопросу. Этот простой по формулировке, но очень сложный по сути вопрос, своей простотой запутывал мысли и руководящих работников, и учительства: «Нужна особая система», «Нужен показательный участок», «Нужны лаборатории и кабинеты», «Ребята делают доклады в избе-читальне», «Нужна связь с комплексами» и пр. и пр. А между тем забывали, что в школе живет и работает учитель – человек грамотный, газеты читает, в городском костюме ходит… Все это обязывает (естественно и неотвратимо) не отказать беременной бабе в совете, написать письмо красноармейцу, рассказать (по-простому!) что делается у нас и в других странах, показать электричество, научить (и доказать), что хозяйство можно вести по-другому, показать, что женщина – близкий и дорогой человек и т.д. – словом, делать конкретную политику партии и советской власти в деревне. Вместо этого во многих случаях имеют место случаи либо служебно-необходимого характера, либо особого «педагогического» обоснования того или иного вида общественной работы школы. В конце концов, кажется, договорились о том, что: 1) общественно-«полезная» работа – это общественная работа среди трудового населения и для него; 2) меньше «систематизировать» – больше (но не переоценивая сил) делать; 3) меньше формального понимания – больше фактической необходимости.


Учебники

С учебниками дело обстоит так. В 1922/23 году шел большой спор о том, нужен ли учебник (как таковой) или нет. Думали и так и этак. Все-таки пришли к соглашению, что учебник нужен – как книга для механизации чтения, а в остальных моментах воспитания он должен быть заменен рабочей книгой. Это мнение в большинстве остается и сейчас, но все-таки имеется уклон в сторону «учебника». Причем при расценке последнего большинство думает, что нет настоящего, подходящего к программам ГУС’а учебника, а все имеющиеся более или менее не подходящи, есть только лучшие и худшие, но не хорошие. Итак, вопрос об учебниках и до сих пор остается проблемой.


Труд в школе

Трудовое начало в школе (политехнизм) обстоит еще слабо: нет мастерских (элементарных, учебных), лишь очень немного начинают использоваться школьные сельскохозяйственные участки. По этому вопросу соцвосом проделана значительная руководящая работа, но результаты еще малы, так как нет материальных предпосылок к реализации этих указаний. Кроме того, неокончательно привилось понимание этой работы и сознание, что она по-настоящему и есть краеугольный камень закладки подлинной трудовой школы. Нет достаточного осознания, что только труд есть фундамент и источник и программного вопроса (в узком смысле), и общественной работы школы, и самоорганизации. В этом деле предстоит еще большая работа и в материальном, и в педагогическом отношениях.


Организация методической работы

В 1922/23 году в связи с возрастающем значением методработы были организованы и в губоно, и в уездах научно-методические советы, в задачу которых входило разрешение всех и принципиальных, и педагогических вопросов (на основе центральных направляющих указаний). Но ввиду того, что эти советы организовывались как бы «между делом», «между работой» – без выделения отдельных лиц – работа их была очень значительна по содержанию, но организационно слаба (нерегулярность, слабое привлечение массового учительства, не плановость и пр.). И только с организацией отдельного Методбюро (и губернского, и уездных) в 1924 г. работа крепнет – и указанные недостатки изживаются в значительной степени. И все же их еще много: недостаточная научность работы, некоторый отрыв от учительской массы, недостаточный учет опыта, разрешение слишком принципиально-высоких вопросов (даже уездами) и т.д. Но наряду с этим имеются крупные достижения: большая плановость в работе, координирование всей работы (соцвос, политпросвет, профобр и музей), выделение ее как признак обращения особого внимания на педработу, привлечение массового учителя, издание ряда печатных изданий, установление тесной связи с заинтересованными органами (Комсомол, Агитпроп ВКП(б), Университет, Союз Рабпрособр). В последнее время ввиду большей устойчивости [неразборчиво] неясных вопросов работа Методбюро несколько ослабела, и связь с организациями уменьшилась. Но зато увеличивается непосредственное живое инструкторское [неразборчиво]. В то же время ставится вопрос о целесообразности существования уездных методических центров.

14/IX.27.


^ Подготовка статьи к публикации, комментарии и примечания сделаны В.М.Бусевым


1 См., например: Балашов Е.М. Школа в российском обществе 1917–1927 гг.: становление «нового человека». СПб., 2003; ^ Королев Ф.Ф. Очерки по истории советской школы и педагогики (1917–1920). М., 1958; Королев Ф.Ф., Корнейчик Т.Д., Равкин З.И. Очерки по истории советской школы и педагогики (1921–1931). М., 1961.

2 Крупская Н.К. К вопросу о программах // На путях к новой школе. 1922. № 2. С. 4.

3 Новые программы для единой трудовой школы. М.-Пг., 1923.

4 Схема программы 1-го концентра 2-й ступени // Просвещение. Педагогический сборник. 1923. № 3. С. 110–111.

5 Крупская Н.К. К вопросу об общественно необходимой работе школы // Собрание сочинений в десяти томах. Т. 3. М., 1959. С. 204.

6 Государственный архив Смоленской области. Ф. 19. Оп. 2. Д. 79. Л. 27–35. Текст публикуется с незначительными изменениями редакционного характера.

7 В настоящей публикации эти материалы не приводятся.

8 Имеются в виду арифметические задачи из сборников задач А.В. Ланкова.

9 ШКМ (школа крестьянской молодежи) – тип сельской школы, которая наряду с общим образованием давала основы агрономических знаний, вела производственное обучение на базе сельскохозяйственного производства.


sistema-i-drama-by-becoming-a-monster-one-learns-what-is-to-be-human.html
sistema-i-tehnologii-korrekcionnoj-raboti-s-zaikayushimisya-detmi.html
sistema-indikatorov-ekonomiki-b-z-milner-upravlenie-znaniyami-v-sovremennoj-ekonomike.html
sistema-instrukciya-po-ustanovke-cifrovoj-sputnikovij-priemnik-s-podderzhkoj-signala-visokoj-chetkosti.html
sistema-kachestva-na-predpriyatiyah.html
sistema-klient-bank-i-bezopasnost-uchebno-metodicheskoe-posobie-po-kursu-tehnologii-avtomatizirovannoj-obrabotki.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zemelnij-kodeks.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-16-prestupleniya-protiv-gosudarstvennoj-vlasti-interesov-gosudarstvennoj-sluzhbi-i-sluzhbi-v-organah-mestnogo-samoupravleniya.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/ot-el-alamejna-do-stalingrada-kniga-predstavlyaet-interes-dlya-shirokogo-kruga-chitatelej.html
  • writing.bystrickaya.ru/administrativnoe-pravonarushenie-v-torgovle.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-sekcij-ii-mezhdunarodnoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-sovremennie-problemi-bezopasnosti-zhiznedeyatelnosti-teoriya-i-praktika.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/ulica-gercena.html
  • desk.bystrickaya.ru/otveti-na-ekzamenacionnie-voprosi-internet-kursov-intuit-intuit-arhitektura-i-organizaciya-evm.html
  • spur.bystrickaya.ru/mehanizmi-vospriyatiya-reklamnoj-informacii-chelovekom-chast-2.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prirodopolzovanie-i-ohrana-prirodi-trigg-k-f-interesnie-sluchai-iz-prakticheskoj-inzhenernoj-geologii.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/sverdlovskij-gosudarstvennij-teatr-operi-i-baleta-im-a-v-lunacharskogo-t-a-kolosova-l-n-ligostaeva.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tsndrme-portfolio-degen-ne.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/otveti-na-ekzamenacionnie-voprosi.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-42-cifrovie-voltmetri-metodicheskie-ukazaniya-i-kontrolnie-zadaniya-uchebnoj-disciplini-izmeritelnaya-tehnika.html
  • composition.bystrickaya.ru/otkritie-dveri-v-kosmos-kitaj-virvalsya-k-zvezdam-blagodarya-politike-reform.html
  • znanie.bystrickaya.ru/412-rezultati-gosudarstvennoj-itogovoj-attestacii-vipusknikov-11-klassov-1-obshaya-harakteristika-shkoli.html
  • credit.bystrickaya.ru/osnovnoe-soderzhanie-dissertacii-formirovanie-kommunikativnoj-kulturi-sovremennogo-uchitelya-v-processe-vuzovskoj.html
  • tasks.bystrickaya.ru/112rezhim-truda-i-otdiha-obzor-sushestvuyushih-metodov-peredachi-na-volokonno-opticheskih-sistemah-peredachi-gorodskih.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-m-galkin-18-iyunya-2010-g.html
  • uchit.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-disciplini-specializacii-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi-ds-02-03-podgotovki-specialista-po-napravleniyu-030501-65-yurisprudenciya-nizhnij-novgorod.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zhmissiz-azamattara-anitama-beru-memlekettk-izmet-reglament-negzg-tsnkter.html
  • student.bystrickaya.ru/-3-pravovaya-rabota-pri-osushestvlenii-planovoj-zameni-voennosluzhashih-o-v-damaskina-za-prava-voennosluzhashih.html
  • predmet.bystrickaya.ru/s-kult-v-predvaritelnie-voprosi-242.html
  • books.bystrickaya.ru/cross-cultural-notes-chapter-1-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-ii-kursa.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/suri-otkroyut-pravitelstvu-glaza-monitoring-smi-za-period-yanvar-fevral-2010g.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metodicheskie-materiali-po-podgotovke-i-provedeniyu-ege-v-punktah-provedeniya-ekzamena-v-2011-godu-moskva.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-3-teplovlazhnostnij-i-vozdushnij-rezhim-zdanij-metodi-i-sredstva-ego-obespecheniya.html
  • tests.bystrickaya.ru/kreditnaya-liniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-analiz-proektov-dlya-studentov-specialnostej-050908.html
  • crib.bystrickaya.ru/innovacionnoj-obrazovatelnoj-programmi-tyumenskogo-gosudarstvennogo-universiteta-vipusk-20-naimenovanij-uchebno-metodicheskih-kompleksov-na-bumazhnih-nositelyah.html
  • klass.bystrickaya.ru/avanesov-r-i-russkaya-literaturnaya-i-dialektnaya-fonetika-m-1974.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/shkolnaya-psihodiagnostika-publichnij-doklad.html
  • student.bystrickaya.ru/253-rezultati-tekushej-i-itogovoj-uspevaemosti-obrazovatelnaya-programma-gosudarstvennogo-byudzhetnogo-obrazovatelnogo.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/uchebnie-moduli-programmi-povisheniya-kvalifikacii-pedagogov-v-oblasti-grazhdansko-patrioticheskogo-obrazovaniya.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informacionnaya-karta-aukciona-stranica-3.html
  • studies.bystrickaya.ru/centralnaya-gorodskaya-biblioteka-a-aalto.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/programma-kursa-lektor-i-sostavitel-programmi.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.