.RU

«Русь великая одолеша Мамая на поле Куликове...» - М. Н. Тихомиров Древняя Москва. XII-XV вв


«Русь великая одолеша Мамая на поле Куликове...»


 «СКАЗАНИЕ О МАМАЕВОМ ПОБОИЩЕ»

        «Задонщина» как поэтическая по­весть была распространена мало. Не­сравненно большее распространение по­лучили списки особого «Сказания о Ма­маевом побоище», разделенные С. К. Шамбинаго на четыре редакции. Сказания эти сложного состава и пред­полагают какую-то общую основу, так как последовательное происхождение редакций не доказано С. К. Шамбинаго. Общее впечатление от сказаний небла­гоприятное: они кажутся громоздкими и неясными. Множество недомолвок и ошибок, длинных и нескладных вставок из церковных книг в виде тек­стов и молитв испещряют повествова­ние. Имеются и прямые искажения дей­ствительных событий. Например, явным подлогом являются беседы митрополита Киприана с Дмитрием Донским, так как известно, что Киприан не имел прямо­го касательства к Куликовской битве.
        И тем не менее за всеми особен­ностями различных редакций о Мамае­вом побоище в них обнаруживаются чер­ты, восходящие к какому-то древнему тексту, близкому ко времени Дмитрия Донского и Куликовской битвы.
        Видя в тех списках сказаний, где появляются какие-либо новые дополне­ния о Куликовской битве, только рито­рические распространения и заимст­вования из устной традиции, С. К. Шам­бинаго считает более древними тексты, помещенные в Никоновской и Вологодско-Пермской летописях. Поэтому внимание исследователя едва привлекает Уваровский список сказания третьей ре­дакции, хотя этот список украшен цита­тами из народной поэзии, сохраняю­щими даже песенный склад. Не вы­зывает у него интерес и сборник Соко­лова XVII в., несмотря на то, что он отклоняется от общей схемы. Между тем в этом списке читаем слова: «...земля стонет необычно в Цареграде и в Галади, и в Кафе, и в Белеграде». Исследователь все время занят мыслью доказать позднее происхождение редак­ций сказаний о Мамаевом побоище, что заставляет его отказываться от возмож­ности найти в их основе древнее повест­вование. Возникает вопрос, кто и когда мог написать о Царьграде, Кафе, Галате и Белграде с таким знанием дела. Уже в XVI а Галата и Кафа не имели того большого значения, как раньше. Было же время, когда Галата являлась конечной целью для поездок московских купцов, а Кафа и Белград (Аккерман) служили для них промежуточными пунктами. И это было не позже первой половины XV в. Как же такие подробности могли принадлежать редактору, жившему в XVII в.?
        Очевидна древняя основа сказаний о Мамаевом побоище не в риторических, а в подлинно исторических деталях. Для доказательства этой мысли я воспользу­юсь как текстами, опубликованными С. К. Шамбинаго, так и текстом Забелинской рукописи № 261, часть которой под названием «Новгородского хроно­графа» была мною издана в «Новгород­ском историческом сборнике». Не­смотря на позднее происхождение тек­ста сказания в «Новгородском хро­нографе», он содержит важные данные для заключения о древнем источнике.
        В нынешнем виде «Сказание о Ма­маевом побоище», помещенное в «Нов­городском хронографе», представляет собой сводный текст. Он начинается летописной повестью о побоище, имею­щейся в Новгородской 4-й летописи. После слов «...совокупитися со всеми князи русскими и со всеми силами» следует текст «Сказания о Мамаевом по­боище», начинающийся так: «В то же время слышав же князь Олго Рязанский, яко царь Мамай качует на реке на Вороножи на броду».
        Сводное сказание в основном примы­кает к «Сказанию о Мамаевом побоище», помещенному в Никоновской летописи, но он полнее последнего и имеет все черты текста, составленного на основании, по крайней мере, двух источников, причем объединенных весьма небрежно.
        В нашу задачу вовсе не входит выяс­нение происхождения сводного текста. Нам важно доказать другое: что свод­ный текст сохранил некоторые древние черты, восходящие по происхождению к очень раннему времени, и что эти черты нельзя объяснить позднейшими вставками, распространениями текста и т. д. Иными словами, основа сказа­ний о Мамаевом побоище гораздо более древняя, чем кажется С. К. Шамбинаго и некоторым другим исследователям, и, скажем прямо, гораздо более интересная и свежая по сравнению с позднейшими текстами. Заметно, что сводный текст явно соединял разные источники, которые различаются между собой и своим стилем. Одним из них был рассказ, изобилующий подробностями, записан­ными еще во времена, близкие к Куликовской битве, когда не успела заглох­нуть устная традиция.
        Для подтверждения нашей мысли ограничимся несколькими справками. Например, в сказании так называемой третьей редакции (по С. К. Шамбина­го) говорится о посылке в степь на­встречу татарам Родивона Ржевского, Андрея Волосатого, Василия Тупика, Якова Ослебятева «...и иных с ними крепкых юнош». Между тем С. К. Шамбинаго весьма недоумевает по поводу слов «Задонщины», вложен­ных в уста Осляби: «...пасти главе твоей на сырую землю, на белую ковылу, а чаду твоему Иакову лежати на траве ковыле». Упоминание о посылке отряда имеется и в сводном тексте, с до­бавлением: «70 человек». Реальность имен перечисленных юношей доказы­вается наличием среди них Якова Осле­бятева, так как боярин Родион Ослябя известен по летописи. Не поняв текст, С. К. Шамбинаго заменил слово «чаду» и поставил здесь «брату», так как слово «чаду» лишено смысла. Но в Музейском списке «Задонщины» читаем: «...уже голове твоей летети на траву ковыль, а чаду моему Якову на ковыле земли не лежати» . И это вполне понятно в устах Осляби по отношению к его «чаду» (сыну) - Якову Ослебятеву.
        В третьей редакции сказания мы на­ходим и следующую любопытную по­правку, показывающую, как изменялся и становился непонятным более ранний текст. В частности, речь идет о движе­нии Мамая: «...не спешит бо царь того ради итти - осени ожидает». В свод­ном тексте читаем обратное: «...спешит царь - осени требует». Стало быть, имеется в виду дань («осень»), кото­рую требует царь.
        Замечательное указание на отдель­ные черты большей древности некото­рых текстов сводного сказания находим в списке гостей-сурожан, взятых Дмитрием Донским в поход против татар. В сводном тексте видим следующие име­на: «Василия Капию, Сидора Олуферьева, Константина Петунова, Козму Ховрина, Онтона Верблюзина, Михаила Са-ларева, Тимофея Везякова, Дмитрия Чермного, Дементия Саларева». Нас привлекает прежде всего имя Козмы Ховрина как родоначальника Ховриных, происхождение которых от богатых гостей - крымских выходцев - куда более вероятно, чем родственно древо от некоего князя Стефана и Крыма. В других же списках здесь читаем малопонятное: Коврю (Ковырю) и т. д. На месте Семена Онтонов находим Онтона Верблюзина. Что это - не ошибка, а более древняя традиция, - свидетельствует следующая справка. Житие Сергия знает гостя Семена Онтонова, родившегося по предсказанию игумена Сергия. Онтонов говорил о Сергии, что игумен «...любовь и благодетельство име к родителем моим». Семен Онтонов жил и действовал в первой четверти XV в., спустя 30-40 ле после Куликовской битвы, а Онтон Верблюзин - его отец. Последующие переделки вставили Семена Онтонова на место Онтона Верблюзина, так как первый был известен по житию Сергия. Поздний текст «Новгородского хронографа» как видим, сохраняет раннюю традицию.
        В сказании так называемой третьей редакции читаем о двух братьях Ольгердовичах, ненавидимых отцом «мачехи ради». В сводном тексте обнаруживаем иное: «...отцем ненавидими бяше обое, ноипаче боголюбивы, вместе бо крещение прияли есте от мачехи своея от княгини Анны». Речь идет о реальном лице. Анна Святославовна была женой Ольгерда и христианкой. Обычный мотив злой мачехи вытеснил обратный факт - согласия мачехи с взрослыми пасынками.
        Полное непонимание первоначального текста в редакциях, известных С. К. Шамбинаго, наблюдаем и далее. Один из Ольгердовичей говорит в сводном сказании: «Приидоша ко мне вестницы от Северки, ту бо хощет князь великий Дмитрей Иванович ждати безбожного царя Мамая». Известно, что река Северка, впадающая в Москву справа, служила местом, где русские войска не раз встречали татар. В изданных редакциях и отчасти в самом «Новгородском хронографе» появляется уже Северская земля (Северы), т. е. Черниговщина, что делает текст почти бессмысленным.
        Приведенные примеры, может быть позволяют более тщательно отнестись к показаниям сводного сказания и других поздних текстов и не видеть в них только риторические украшения. Тексты ска­зания согласно изображают достойное поведение Дмитрия Донского на поле битвы. Его долго не могли найти после боя, обнаружили «...бита велми, едва точию дышуща под новосеченым древом, под ветми лежаще, аки мрътв». В поис­ках Дмитрия участвовали (по Никоновской летописи) Федор Зернов или Морозов и Федор Холопов, «бяху же сии от простых суще». В сказании третьей редакции названы Федор Сабур и Григорий Холопищев, «оба родом кост­ромичи».
        В сводном тексте содержится описа­ние того же эпизода, сильно отличаю­щееся в деталях от вышеприведенного. Когда Владимир Андреевич стал спрашивать, не видел ли кто великого князя, нашлись три «самовидца». Первый был Юрка-сапожник, сказавший, что видел, как великий князь сражался железной палицей, вторым был Васюк Сухоборец, третьим - Сенька Быков, четвертым - Гридя Хрулец 54). Перед нами имена безвестных героев Куликовской битвы, в их числе ремесленник-сапожник. Нель­зя лучше представить себе всенародность ополчения, бившегося на Кулико­вом поле, чем назвав эти имена.
        Почему же они выпали у поздней­ших авторов? Потому что имена их ни­чего не говорили и, может быть, даже казались малопристойными чопорным московским книжникам. Поэтому пятый «самовидец», о котором в «Новгород­ском хронографе» сказано: «...у князя Юрья некто есть имянем Степан Новосельцев», - стал в третьей редакции ска­зания князем Стефаном Новосильским, тогда как вторая редакция говорит о нем еще просто: «Юрьевской же уноша некто Степан Новосилской». Так терялась первоначальная действительная основа событий под пером позднейших ре­дакторов.
        Историк не может пройти мимо и другого интересного факта. Современ­ные тексты сказаний в его различных редакциях носят на себе черты, по край­ней мере, трех разнородных повествова­ний. В них вошли: 1) прозаический рассказ о Куликовской битве; 2) поэти­ческое произведение о Донском по­боище; 3) риторическое повествование о переговорах Олега и Ягайла с Мамаем и вставки из церковных книг.



«Вот перед нами русские полки изготовились к бою...»


В мою задачу не входит рассмотрение этих отдельных частей, являющееся делом историков литературы. Гораздо важнее отметить, что риторические украшения сказания и их церковный характер представляют самый поздний пласт, нас­лоившийся на текст сказания; пласт, в котором имеются уже явные искаже­ния и выдумки, подобно рассказу об участии митрополита Киприана в под­готовке борьбы с Мамаем. Подлинные исторические черты, порой искаженные нашими списками, содержат только пер­вые два слоя сказания, они и есть древнейшие. Наш вывод, впрочем, не заключает ничего особенно нового. Он только примыкает к выводам А. А. Шах­матова о существовании официальной реляции о походе Дмитрия Донского и поэтического описания битвы, родст­венного со «Словом о полку Игореве».
        С. К. Шамбинаго считал поэтиче­ские места сказания о Мамаевом побои­ще заимствованными из «Задонщины», но не обратил внимания на то, что в этих предполагаемых заимствованиях в сказании мы не найдем сходства с тек­стами «Слова о полку Игореве». А ведь нельзя предполагать, что составитель сказания выбрал из «Задонщины» только то, что не было заимствовано из «Сло­ва». Однако указанный факт будет нам понятен, если признать, что и «Задонщина» и сказание черпали из одно­го общего источника - того поэтическо­го описания, которое, по мнению А. А. Шахматова, было составлено вско­ре после события. Оно отличалось не­обыкновенной красотой и стояло вне зависимости от «Слова о полку Игоре­ве». Приведем два-три отрывка из «Задонщины» в переводе на современный язык. Вот перед нами русские полки изготовились к бою. Время ведреное и ревут стяги, наволоченные золотом, и простираются хоботы их, как облака тихо трепещут, точно хотят промолвить. Богатыри русские, как живые хоругви, колеблются; доспехи русских сынов, как вода всебыстрая колебалася, а шеломы их на головах, как утиные головы, (как) роса во время ведра светилися, еловцы же шеломов, как пламя огненное го­рит.
        Возьмем и другое описание из того же сказания, стоящее вне связи со «Словом о полку Игореве»: «А уж соко­лы, белозерские ястребы рвались от златых колодок, ис каменного града Москвы, возлетели под синие небеса, возгремели золочеными колокольчиками на быстром Доне».
        Остатки этой поистине высокой по­эзии дошли до нас и в прозаических текстах сказаний о Мамаевом побоище. Дмитрий Иванович и воевода Волынец вышли ночью в поле и увидели такую картину: слышали они стук великий и клич, точно гром гремит, трубы многие гласят, а позади их точно волки грозно воют, великая была гроза, необычная, а на правой стороне вороны кричали, слышались великие голоса птичьи... По реке же Непрядве точно гуси и лебеди крыльями плескали необычно, грозу возвещая.
        Позднейшие наслоения церковного характера исказили первоначальный па­мятник московской поэзии XIV в., и только под верхними слоями мы разли­чаем его жизнерадостную и светлую основу, гражданский, светский характер, типичный для московской литературы времен Дмитрия Донского.
        Конечно, развитие московской лите­ратуры продолжалось и в XV в., но она приобретает уже существенно иной ха­рактер, чем раньше. Московские произведения XV в. все более уснащаются выписками из церковных книг и благо­честивыми рассуждениями. Объяснение этому явлению найдем в бурных собы­тиях первой половины XV в., погло­щавших все силы и внимание москов­ских князей, а также и в том, что на место русских, подобных Алексею, Михаилу (Митяю) и Пимену, на москов­ской митрополии воссели чужеземцы - Киприан и Фотий, люди образованные, но чуждые русской стихии. Особенно печальным для московской литературы было влияние литературных вкусов Кип­риана, ловкого и бесчестного интригана, напрасно возведенного в ранг реформа­тора русской письменности историками древнерусской литературы. Особой без­дарностью в повестях о Мамаевом побоище и Тохтамышевой рати отли­чаются как раз тексты, где появляется имя Киприана как участника собы­тий.

«Позднейшие наслоения церковного характера исказили первоначальный памятник московской поэзии XIV в. ...»


 ПРИЛОЖЕНИЯ




^  ЧЕТЫРЕ ПОВЕСТИ О НАЧАЛЕ МОСКВЫ

        Повести о начале Москвы печатаются по рукописи Государственного Исторического музея (Уваровское собр., № 670; у Лео­нида – 1308). Рукопись представляет со­бой «Хронограф Дорофея Монемвасийского» с добавлениями, в 1°, на 353 листах, ско­рописью конца XVII в.
        Четыре повести помещены на листах 287-298 об; первая называется «О зачале царствующего великого града Москвы, како исперва зачатся», вторая - «О создании царствующего града Москвы», предание о Букале; третья - «О зачале царствующего града Москвы» (повесть о Данииле и Улите); четвертая повесть начинается без заглавия - «...ин летописец повествует». Такое собрание повестей о Москве в виде четырех сказаний («переводов») известно пока только по этой рукописи.

^  О ЗАЧАЛЕ ЦАРСТВУЮЩЕГО ВЕЛИКОГО ГРАДА МОСКВЫ, КАКО ИСПЕРВА ЗАЧАТСЯ

        Вся убо християнская царьства в конец преидоша и снидошася во едино царьство нашего великого государя по пророческим книгам, то есть Российское царство: два убо Рима падоша, третий же стоит, а четвертому не быти. Поистинне же сей град именуется третий Рим, понеже и над сим бысть в на­чале то же знамение, яко же и над первым и вторым; и аще и различно суть, но едино кровопролитие. Первому бо Риму зиждему от Рома и Ромила, и егда мастеры начата созидати и ров копающе, обретоша главу внове закланна человека, нову и теплу, кровь точащу и лице являющу к живым прилично, ея же увидевше ентинарий искусний знамением смотритель и рече, яко сей град глава будет многим, но во времени и по заклании и по пролитии кровей многих. Такожде и второму Риму, си речь Констянтину полю здания зачало бысть не бес крове же, но по заклании и по пролитии кровей многих. Сице же и нашему сему третиему Риму, Мо­сковскому государьству, зачало бысть не без крове же, но по пролитии же и по заклании кровей многих. Аще бо нецыи от окрестных стран, враждующе, поносяще ему сице глаголюще: «Кьто убо чая или слыша, когда яко Москве (л. 287 об.) граду царством слыти и многими царствы и странами обладати, и сии убо немощию человеческою. О бложены суть не разумеюще силы Божия, ни проро­ческих речений, яко всемощен Бог и от несущаго в сущее привести, яко же искони во вселенную.
        В лето убо 6633 (1125.- М. Т.), по пре­ставлении благоверьнаго царя и великого князя Владимира Всеволодича Монарха, седе на великом княжении в Киеве сын его князь Юрьи Владимировичь Монамах, а сынов его, Всеволод Юрьевич з братиею, с ним быша, а старейшаго сына своего князя Андрея Юрьевича Боголюбиваго посади на Суждале и Владимире.
        В лето 6666 (1158. - М. Т.) великому князю Юрью Владимировичю грядущу ис Киева во Владимир град к сыну своему князю Андрею Юрьевичю и прииде на место, иде же ныне царьствующий град Москва, обо полы Москвы реки села красныя, сими же селы владающу тогда болярину некоему богату сущу, имянем Кучку Стефану Ива­нову. Той же Кучка возгордевься зело и не почте великого князя подобающею честию, яко же довлеет великим князем, но и поно­сив ему к тому ж. Князь великий Юрьи Владимирович, не стерпя хулы его той, пове­левает того болярина ухватити и смерти предати. И сему тако бывшу, сыны же его, видев млады суща и лепы зело, имянем (л. 288) Петр и Аким, и дщерь едину такову ж благообразну и лепу сущу, именем Улиту, отосла во Владимир, к сыну своему ко князю Анд­рею Юрьевичю. Сам же князь великий Юрьи Владимировичю взыде на гору и обозрев с нея очима своима семо и овамо по обе стра­ны Москвы реки и за Неглинною, и воз­люби села оныя и повелевает на месте том вскоре соделати мал древян град и прозва его званием реки тоя Москва град, по имени реки текущия под ним. И потом князь вели­кий отходит во Владимир к сыну своему князю Андрею Боголюбскому и сочетовает его браку со дщерию Кучковою, с нею же князь Андрей и сыны приживе, но млады отьидоша к Богу. И быв у него отец его вели­кий князь Юрьи Владимирович довольно время и заповеда сыну своему князю Андрею Боголюбскому град Москву людьми населити и распространити. И паки возвращается великий князь Юрьи Владимирович в Киев, с ним иде и сын его князь Андрей Юрьевич Боголюбский. И того ж лета ис Киева возвратися паки князь Андрей Юрьевич во Вла­димир и принесе икону с собою ис Киева во Владимир пресвятыя Богородицы, ею же пре­жде сего принесена из Царя града, и украси ю боле 30 гривен злата, кроме сребра и драгаго камения и жемчюгу, и созда церковь каменную Успение, пречистыя Богородицы и верх ея позлати и постави в ней икону пречистыя Богородицы, и вда ей села лутчая и десятая (л. 288 об.) во всем. Сей убо благо­верный великий князь Андрей все упование свое возложи на господа Бога и на пречис­тую его матерь, ни о чесом земном печашася, но токмо достизаше небесная и яко орел ношашеся перием высокопарным и лехце возношашеся по воздуху к добродетелем и во устех его бе глагол медоточный, и долу легание на жестокой посланней постели и плотскаго смешения с женою до конца ошая-ся, ниже во снех ему соблазны женская мечтахуся, паче же рещи, яко звездам упо-добляшеся всяким сладкодушевным, церкви созидая и нищих удовляя, удаляясь убо удалися от нея и отбежа бегая и особяшеся назде бысть птица, и нощный вран на нырищи, но сия вся неугодная бысть жене его, требоваше бо пригорковения и плотскаго смешения. И присно преж помяным шурьям его Кучковичем возрастшим и живущим у великого князя Андрея Юрьевича в велицей чести. С ними убо жена его совещася зло­мыслием на господина своего великого князя Андрея Юрьевича. И по некоем времени отай приведе их к ложу мужа своего и предаде в руце врагом супружника своего, яко Далида Самшона и яко убивственная Тиндарида со­жителя своего храбраго Ироя. Кая убо щенца кормящая лвица дерзну когда таковая сотворити или кая злогневная мечка сице содея? Вскочиша убо убийцы онии окаяннии Кучковичи со оружием к нему, яко злейший пси, и обретают великого (л. 289) князя на худе лежаща долу легании.
        В лето 6683 (1175.- М. Т.) июня в 29 день убивают его немилостивно. Имяше же во устех божественная словеса и кровь убо течаше по земли праведного, яко же древле Авелева, еще же и ино зло приложиша к тому и тело его предати водам, но убо сие не утаися всявидящему оку Божию, но вскоре на убийцы они суд постиже еже яв­ленно есте всем.
        В лето 6684-го (1176.- М. Т.) прииде ис Киева во Владимир брат его князь Михайло Юрьевич и изби убийц оны брата своего, и телеса их вверже во езеро, а сноху свою, жену брата своего, повеле повесити на вратех и растреляти изо многих луков, да накажутся и протчии впредь таковая творящий. И сяде на великом княжении во Владими­ре великий князь Михайло Юрьевич, лето едино пребысть на великом княжении и умре.
        И в лето 6685-го (1177.- М. Т.) (седе) на великое княжение во Владимире вели­кий князь Всеволод Юрьевич и пристави к церкви святыя Богородицы 4 верхи, ю же брат его созда князь великий Андрей Бого­любский, и позлати я, а на своем дворе по­стави церковь каменну великомученика Ди­митрия и верх ея позлати. И бысть имя его славно во всей земли и на татарех дань имал и владяше всею землею Рускою, и до моря Волгою, 35 лет княжив и преставися в лето 6720-го (1212.- М. Т.) апреля в 25 день (л. 289 об.).
        И по нем начаша княжити сынове его и сродичи его и быша между ими брани мнози, и нахождение поганых татар на Рускую зем­лю, и пленение Руской земли, и побиение многих князей русских от татар. И бысть княжение их лет 25. По сем начат княжити во Владимире великий князь Юрьи Всеволо­дович, при нем же бысть Батыевщина.
        В лето 6745-го (1237.- М. Т.) за умно­жение грех ради наших приходил на Рускую землю злочестивый царь Батый. Тоя же зимы взяша татарове град Москву и князя Владимера Юрьевича и воеводу его Филиппа Нянина убиша и вся люди посекоша и поплениша. И в лето 6746-го благоверный великий князь Владимирский Юрья Всеволодович убиен бысть от безбожных татар на реке на Сите. Кирил же епископ, иде з Бела озера, взят тело великого князя и положи е(го) в Ростове в церкви у пресвятыя Богородицы. Сынове же его после осташася: Всеволод, Мстислав, Владимир. Того ж году 6746-го прииде из Великого Новаграда брат великого князя Юрья Ярослав Всеволодович и седе на великом княжении (в) Володимере, а сына своего князя Александра остави в Великом Новеграде, и повеле привести тело брата своего князя Еоргия, и стрете его сам и весь град. Сей убо великий князь Еоргий Новеград Нижней созда и монастырь пречистыя Богородицы Печерския. Пребысть же на отчи престоле во Владимире 24 лета. Того же (л. 290) году 6746-го преставися князь вели­кий Ярослав Всеволодович во Орде нужною смертию. И прииде из Великого Новаграда во Владимер великий князь Александр Ярославич и поиде к Батыю во Орду. Видев же его Батый удивися величеству и доброте его и почтив его отпусти.
        В лето 6771-го (1262.- М. Т.) ноября в 14 день преставися великий князь Александр Ярославичь Невский во иноцех и в схиме, и положен бысть во Владимире в церкви пресвятыя Богородицы, сынове же его Ва­силий, Димитрей, Андрей, Данило Москов­ский. И потом начаша княжити в Руской земли братия и сынове его, сын его великий князь Данило Московский. В то же лето быша на Рускую землю от татар насильства и зла многа. Быша же сынове великого кня­зя Данила Московского: Юрий, Александр, Борис, Иван, Афонасей. Бысть же княжение сынов Александровых у великого князя Да­нила Московского лет 40. Сей князь Да­нило Александрович паче возлюби в Москве жительствовати, и созда его паче перваго, и гражданы насели, бе бо добродетелен и нищелюбив по премногу и к Богу имяше веру и молитву и слезы велия, и от того просла-вися наипаче Москва град. Поживе ж на Москве князь великий Данило Александро­вич лет 12 и преставися в лето 6811 (1303.-

referat-po-kursu-medicinskaya-entomologiya-na-temu-onhocerkoz.html
referat-po-kursu-menedzhment-po-teme-zarubezhnij-opit-upravleniya.html
referat-po-kursu-nazvanie-disciplini.html
referat-po-kursu-osnovi-ideologii-belorusskogo-gosudarstva-tema-vvedite-nazvanie-temi.html
referat-po-kursu-periferijnie-ustrojstva-na-temu-.html
referat-po-kursu-priroda-chelovecheskih-resursov-i-socialnih-otnoshenij-na-temu-religiya-kak-mehanizm-socialnogo-strukturirovaniya-obshestva.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/spisok-obyazatelnoj-literaturi-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-kursu-psihologi-ya-032100-00-matematika-s-dopolnitelnoj.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-po-discipline-inostrannij-yazik-evropejskij.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-iv-kochevniki-predislovie-k-russkomu-izdaniyu.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dokumentaciya-ob-aukcione-otkritij-aukcion-v-elektronnoj-forme-stranica-29.html
  • lecture.bystrickaya.ru/avtoreferat-razoslan-24-fevralya-2012-g.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-teoreticheskie-osnovi-tovarovedeniya-rekomenduetsya-dlya-napravleniya-podgotovki-100700-torgovoe-delo.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-razvitiya-federalnogo-gosudarstvennogo-avtonomnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-visshego-professionalnogo-stranica-7.html
  • learn.bystrickaya.ru/glavah-psihoticheskij-opit-bolezn-ili-transpersonalnij-krizis.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/metodika-ocenki-effektivnosti-realnih-investicij.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/urok-po-tvorchestvu-turgeneva-celi-uroka-analiz-epizodov-povestej-asya.html
  • lecture.bystrickaya.ru/6-sistema-monitoringa-obsheobrazovatelnaya-programma-municipalnogo-doshkolnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-detskij.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-p-zhelihovskaya-e-p-blavatskaya-i-sovremennij-zhrec-istini-stranica-5.html
  • klass.bystrickaya.ru/6-10-dekabrya-2010g-13-148-stipendii-posolstva-francii-v-ukraine-posolstvo-francii-v-ukraine-predlagaet.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-1-shemi-specialnoj-apparaturi-rasskazivaetsya-v-knige.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/religioznaya-segregaciya.html
  • urok.bystrickaya.ru/prepodobnij-ieroshimonah-iosif-litovkin-optinskij-paterik.html
  • essay.bystrickaya.ru/dzhordano-bruno-i-germeticheskaya-tradiciya.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodi-ekologicheskoj-melioracii-okruzhayushej-sredi-i-ih-vozmozhnosti-konspekt-lekcij-k-kursu-modeli-upravleniya-prirodopolzovaniem.html
  • thescience.bystrickaya.ru/isk-chast-6.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/istoricheskaya-obuslovlennost-sovremennih-tendencij-razvitiya-nogajskogo-etnosa-chast-9.html
  • letter.bystrickaya.ru/nado-rassuzhdat-sergej-georgievich-kara-murza-oppoziciya-vibor-est.html
  • occupation.bystrickaya.ru/o-trebovaniyah-k-bezopasnosti-moloka-i-molochnih-produktov-stranica-18.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-dlya-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij-s-uglubleniem-russkij-yazik-5-9-klass-v-v-babajceva-m-drofa-2008-5-b-v-klass.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-1-klichki-i-prozvisha-otto-kreger-dzhenet-tyuson.html
  • tests.bystrickaya.ru/lichnost-kak-subekt-i-obekt-obshestvennih-otnoshenij.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/8-na-rodine-mao-czeduna-rossijskogo-uchenogo.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-i-ilyuhin-poyasnitelnaya-zapiska.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vliyanie-samoocenki-na-uroven-uspeshnosti-professionalnoj-deyatelnosti-chast-3.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kursovaya-rabota-po-predmetu-tehnologiya-proizvodstva-i-remonta-dorozhnih-mashin-tema-proektirovanie-remontnogo-predpriyatiya-po-kapitalnomu-remontu-stroitelnih-i-dorozhnih-mashin.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-13-klassifikaciya-vidov-turizma-bkro-mezhdunarodnogo-molodezhnogo-turizma-sputnik.html
  • klass.bystrickaya.ru/47-prioritetnie-napravleniya-deyatelnosti-shkoli-doklad-municipalnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya.html
  • abstract.bystrickaya.ru/18-3-51443-protokol-rassmotreniya-i-ocenki-kotirovochnih-zayavok-po-zaprosu-kotirovok-cen-tolko-dlya.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/raspisanie-zanyatij-studentov-3-goda-obucheniya-vechernie-gruppi.html
  • credit.bystrickaya.ru/po-risovaniyu-programma-vospitaniya-i-obucheniya-detej-starshego-doshkolnogo-vozrasta.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-minekonomrazvitiya-german-gref-vistupil-v-gosdume-v-ramkah-pravitelstvennogo-chasa.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.