.RU

Родители у Коли сравнительно не старые им ещё сорока нет. Асами себя считают совсем молодыми, купили катер, красят его и лелеют, втаскивают на берег, спускают - страница 9




Двое мальчишек, услышав разговор, остановились неподалёку. Было им на вид лет по двенадцать-тринадцать.


— Во даёт! — сказал один из них про Алису.


— Пошли, — сказал второй. — Это туристы, хиппи.


— И она тоже?


— Тоже.


— Никогда не думал, что теперь у них модно в пижамах ходить!


Алиса слышала, что они говорят, и ей стало смешно.


— Никакая я не хиппи, — сказала она. — Только я заблудилась.


Английские туристы не уходили.


— Мы найдём, где ходит пятнадцатый троллейбус, — сказал один из них. — У нас есть карта Москвы.


Он стал разворачивать карту.


В это время вокруг них начали останавливаться люди. На большой улице всегда найдутся любопытные. И чем больше людей останавливалось, тем больше спешили поглядеть, что же произошло.


И, конечно же, нашлась какая-то бабушка, которая закричала:


— Вы только посмотрите, как одет ребёнок! Она же обязательно схватит воспаление лёгких! Девочка, ты где живёшь? Может быть, ты больная?


Алиса попыталась уйти, но попробуй пробиться сквозь такую толпу.


— Ну вот! — сказала она тихо одному из ребят. — Что теперь делать? Меня же сейчас обратно отведут.


— Ничего не понимаю! — сказал высокий и сутулый, в очках, типичный отличник-зубрила. — Куда тебя отведут?


— Девочка, — настаивала бабушка, — сознайся, что случилось?


— Тебе надо сбежать? — спросил второй мальчик, невысокого роста, ниже Алисы, почти толстый, в блестящей куртке, на которую было нацеплено штук десять значков. У него были очень красные круглые щеки, и про себя Алиса назвала его Помидором.


— Неужели до сих пор не поняли? Мне нужно найти пятнадцатый троллейбус.


— Милиционер! — крикнула бабушка. — Где же милиционер?


— Сейчас мы тебя спасём, — сказал Помидор. Он обернулся к английским туристам, которые хлопали глазами и ничего не понимали. — Мистер, — продолжал он по-английски не очень здорово, но понятно. — Девочку надо спасать. Та бабушка — её злая мачеха. Она хочет её обидеть. Понятно?


— О, понятно! — ответили англичане, со страхом глядя на бабушку, которая хотела спасти девочку от простуды.


— Мы говорим, что она с вами. Ясно? А вы говорите по-английски. И пошли! Ясно?


— О да! — ответили англичане. К счастью, они оказались понятливыми, стали с двух сторон Алисы и сказали по-английски: — Извините, мы спешим.


Мальчики прикрывали тыл, и Помидор объяснил зрителям:


— Не мешайте, товарищи. Это киносъёмочная группа. «Синяя птица». В рабочей одежде. Сейчас нас снимают сверху, с купола церкви.


— Где? — спросила бабушка. — Не может быть, чтобы ребёнка снимали практически в голом виде.


— Да вы вверх посмотрите! — сказал Помидор. — Разве вы не видите, что сам режиссёр Смирнов сидит на крыше?


Все подняли головы, чтобы увидеть знаменитого режиссёра. Англичане подхватили Алису под руки и вынесли из толпы.


Так вот, все вместе, впятером, дошли до угла.


— Спасибо, — сказал толстый мальчик англичанам. — Вы нам помогли.


— А что грозило этой девочке? — спросили англичане.


— Разве вы не поняли? Она же убежала из сумасшедшего дома.


— О! — сказали англичане и отодвинулись от Алисы.


— Не верьте ему, — сказала Алиса. — Я совершенно нормальная.


— Вот видите! — сказал толстый мальчик. — Она отрицает. Они все отрицают.


— Вы отведёте девочку обратно? — спросили англичане.


— Ни в коем случае, — ответил Помидор. — Мы всегда прячем девочек, которые убегают из сумасшедшего дома. Ведь её туда упрятала злая мачеха.


Англичане поняли, что это шутка, засмеялись, подарили всем по пачке жевательной резинки, а Помидор подарил им два значка.


Ребята подошли к остановке троллейбуса. Помидор трещал без умолку. Он был доволен, что ему удалось спасти Алису.


— Ну как? — спрашивал он. — На меня можно положиться?


В тени больших домов было холодно. Алиса поёжилась.


— Можно, — сказала она и улыбнулась.


Ей больше нравился второй мальчик, сутулый, в очках. Он всё время молчал, видно, слушался Помидора. Но теперь, заметив, что Алисе холодно, он снял с себя куртку и протянул ей.


— Спасибо, не надо, — сказала Алиса. — Сам замёрзнешь. Ты же в одной рубашке остался.


— Мне не холодно, — сказал сутулый мальчик.


— Возьми куртку, — приказал Помидор. — Это отличная маскировка. Все наши проблемы пропадут. Надо было мне раньше догадаться.


Алиса послушалась и натянула куртку.


— Я бы сам дал, — сказал Помидор, — но у меня слабые гланды. Сразу простужаюсь. Кстати, мы не познакомились. Меня зовут Ефим. Фима Королев. А это мой друг Коля Сулима.


— Очень приятно. Алиса.


— Странное имя! Тебя как в школе дразнят?


— Никак.


— Ну уж не притворяйся. Только два варианта: Алиса-крыса и Алиса-биссектриса.


— А может, лиса Алиса, — улыбнулся Коля Сулима.


Подошёл троллейбус. Когда они вошли, Алиса обернулась, чтобы проверить, нет ли среди входящих замаскированного Крысса.


— Ты чего, погони опасаешься? — спросил Фима.


— Немного опасаюсь, — сказала Алиса.


Они стояли у заднего окна, и никого близко не было. Алиса достала из кармана три двухкопеечные монеты, которые ей дала Наташа. Она знала, что в троллейбусах и автобусах надо платить деньги, но забыла спросить Юльку, сколько и как это делается. Но её выручили мальчишки. Когда Фима увидел у неё в руке деньги, он сразу сказал:


— Ты что, миллионер? Тебе до конца ехать?


— Нет, до переулка Островского. Сходить у Дома учёных.


— Жалкие три остановки. И не думай. Деньги тебе пригодятся.


— Может, лучше заплатить? — спросил тихо Коля Сулима. — А вдруг контроль.


— Если контроль, то мы везём сбежавшую из сумасшедшего дома девушку. За это билетов не берут.


— Я всё-таки заплачу, — сказала Алиса. — Если полагается платить, то нехорошо обманывать.


— Лучше подари мне эти деньги, — сказал Ефим. — Я найду им достойное применение.


Пока он говорил, Коля Сулима достал из кармана мелочь, опустил в кассу, оторвал три билета и раздал.


— Ты знаешь, что я презираю тебя, ты труслив, как заяц, — сказал Ефим Коле.


— Презирай, — сказал Коля. — Ты же перед Алисой выбрыкиваешься. А ехал бы один, заплатил бы.


— Один бы я шёл пешком. Надо сбрасывать вес. Ты знаешь, Алиса, я на диете. Утром ем яблоко, днём пью стакан кефира.


— И все? — спросила Алиса.


— А вечером он два раза обедает, — сказал Коля Сулима.


— Возьми деньги, — сказала Алиса, протягивая деньги Коле. — Вы же за меня платили. Сколько нужно?


— Ого! — сказал Ефим. — Теперь у меня появилась уверенность, что спасённая нами незнакомка и в самом деле откуда-то сбежала. Она не знает, сколько стоит билет! Может, вы никогда ещё не были в городе?


— Фима, не приставай, — сказал Коля Сулима. — Если захочет, она сама все расскажет…


— Спасибо, — сказала Алиса.


Она подумала, что Коля вовсе не так слушается Фиму, как ей показалось вначале.


— Тебе на следующей сходить, — сказал Фима.


— А вам?


— Нам на одну дальше. Слушай, а это нечестно: мы тебе помогли, а ты нам ничего не рассказала.


— Вам в самом деле интересно узнать, почему я убежала?


— Мы даже ещё не знаем, убежала ли ты, — сказал Фима.


— Я попала в аварию, и меня привезли в больницу. Я лежала в палате вместе с подругой, а теперь подруга выписалась, и я осталась одна. Но мы договорились, что я поеду к ней после больницы. Но я не дождалась, пока меня выпишут.


— Надоело? — спросил Фима.


— Очень надоело. И я убежала. Только я не в Москве живу, поэтому пока остановлюсь у подруги.


— Я тоже один раз в больнице лежал, — сказал Фима. — Мне аденоиды удаляли. Так соскучился, ты не представляешь!


Троллейбус остановился.


— Тебе сходить, — сказал Фима.


Алиса поспешила к двери, забыв, что на ней чужая куртка. Уже в дверях вспомнила, хотела снять, но Коля сказал:


— Выходи, а то двери закроются. Я тебя провожу.


Они соскочили на тротуар, а за ними протиснулся в закрывающиеся двери Фима.


— Вы что, друзья, решили оставить меня в одиночестве? — спросил он сердито.


— Я забыла куртку отдать, — сказала Алиса, — вот Коле и пришлось слезть.


— Тебе далеко? — спросил Коля Сулима.


— Наверно, нет. Переулок Островского, дом шестнадцать.


— Пошли, — оказал Фима, — я знаю, где это.


Фима не умел ходить рядом, как все люди. Он то забегал вперёд, то отставал, то появлялся сбоку. И всё время говорил. Алиса даже пожалела, что он успел выскочить из троллейбуса.


— Ты в английской школе учишься? А какая была катастрофа, в которую ты попала? А ты долго в больнице пролежала? А я в том году чуть не утонул.


И ещё и ещё…


Алиса сначала пыталась отвечать на вопросы, но все равно не смогла вставить ни слова и перестала стараться, так как Фима был занят собственными мыслями и даже иногда сам отвечал за Алису.


Алиса переглянулась с Колей, тот только улыбнулся.


Они шли тихим, зелёным переулком. Хорошо, что ребята проводили. Неизвестно, как добралась бы Алиса без них.


— Вот ты и дома, — сказал Коля.


Дом был пятиэтажный, солидный, в глубине. Перед ним — небольшой сад с каштанами. В садике сидели бабушки с колясками.


— Спасибо, ребята, — сказала Алиса.


— Ты здесь пока жить будешь?


— Да, здесь.


— А в школу пойдёшь?


— Не знаю.


— Может, тебя до квартиры проводить?


— Спасибо, найду. Держи куртку, Коля.


Алиса попрощалась с ребятами и побежала к подъезду.


И она не слышала, как Коля сказал ей вслед:


— А из нашего класса в этом доме Юлька Грибкова живёт.


— Ого! — сказал Фима. — Конечно. И она только вчера из больницы вернулась!


Дверь открыла Мария Михайловна.


— Что случилось? — спросила она. — Что-нибудь в больнице? Ты в таком диком виде!


— Здравствуйте, — сказала Алиса. — Извините, что я пришла без приглашения.


— Проходи, — сказала Мария Михайловна. — Ты уверена, что с больницей ничего не случилось?


— Кто пришёл? — спросила из комнаты Юлька. — Это Мила?


— Ты хочешь сказать, — спросила Мария Михайловна, — что в таком диком виде шла по улицам? И тебя никто не остановил? Немедленно отправляйся в ванну, прогреешься, а я пока чай поставлю.


Юлька вышла из комнаты, увидела Алису и воскликнула:


— Глазам своим не верю! Сбежала?


— Сбежала, — сказала Алиса.


— Пошли ко мне, все расскажешь.


— Юля, ты что, не видишь, в каком Алиса виде? — спросила бабушка. — Она же практически голая. И пока она не примет ванну и не переоденется, не приставай со своими разговорами.


— Я достану вещи. Мы же почти одного роста.


— Алиса, иди за мной, — сказала бабушка.


Алиса немного опасалась, что Грибковы испугаются, когда она явится вот так, без приглашения. Позвонят в больницу, скажут: заберите беглого ребёнка.


Через полчаса Алиса в Юлькином платье сидела за столом и пила горячий чай. Заодно пришлось из профилактических соображений, как велела Мария Михайловна, проглотить таблетку аспирина.


Вот тогда и состоялся серьёзный разговор.


— Не знаю, что решит Наташа, когда вернётся с работы, — сказала Мария Михайловна, — и что бы сказал Володя, если бы не был в экспедиции на Таймыре. Но я считаю, девочки, что надо позвонить в больницу и сообщить, что Алиса жива, здорова и ничего с ней не случилось.


— Ой, бабушка, не надо! — сказала Юлька. — Они же её заберут!


— Какая безответственность! — сказала бабушка. — Неужели ты не понимаешь, что они в больнице с ума посходили. Пациентка, которая ничего не помнит, исчезла, и след простыл. Нет, я немедленно звоню в больницу.


— Если они заберут Алису, я уеду вместе с ней, — сказала Юлька. — Я её одну не оставлю.


— Никто не собирается отдавать Алису обратно в больницу, — сказала бабушка. — Если она смогла убежать и добраться до нас, значит, она здорова.


— Но они потребуют…


— Пускай только попробуют потребовать! — сказала бабушка и пошла в другую комнату искать очки, чтобы позвонить в больницу.


— Ты не трусь, Алиска, — сказала Юлька. — Она тебя отстоит.


— Я не трушу.


— Тебя пираты нашли?


— Нашли. Я думала, подожду до завтра, но они прибежали.


— Опять под видом Алика и папаши?


— Нет, он изобразил из себя больного мальчика, на костыле.


— Вот злодей!


Слышно было, как бабушка в той комнате говорила по телефону. Они замолчали, прислушались.


— Гарантируем… обещаем… не сомневайтесь… завтра же оформлю… на амбулаторное лечение…


Когда бабушка вернулась к девчатам, она сняла очки, сложила их в футляр и спросила обыкновенным голосом:


— Алиса, тебе налить ещё чаю?


— Бабушка! — не выдержала Юлька. — Ты почему ничего не говоришь? Они разрешили?


— А почему они должны были не разрешить? — сказала бабушка.


— Ой, бабуся, какой ты у нас молодец! — воскликнула Юлька.


— Вместо воплей обещала бы лучше хорошо себя вести, по крайней мере на то время, пока Алиса будет здесь жить.


— Обещаю!


— Алису я об этом не прошу, потому что она куда серьёзнее тебя. Кстати, Алиса, они согласились оставить тебя здесь только на одном условии.


— На каком?


— Ты будешь ходить в больницу на осмотр и строго соблюдать режим.


— Только не сегодня, — сказала Юлька. — Сегодня она будет отдыхать от режима.


— Я не настаиваю. Сегодня я сама её никуда не пущу, — сказала бабушка. Потом налила себе чаю, улыбнулась и добавила: — Они были так счастливы, что Алиса нашлась, что готовы были на все согласиться. Всё-таки ты, Алиса, поступила легкомысленно. Могла хотя бы оставить записку. А ещё лучше — подождать до завтра.


— Ах, бабушка, — сказала Юлька, — если бы ты понимала, никогда бы так не говорила!


Алиса наступила ей под столом на ногу, а бабушка сказала с некоторой обидой:


— Разумеется, я ничего не понимаю и выжила из ума. Кстати, Юля, ты сделала уроки? Ты больна, но не в отпуске.


— Сделаю, сделаю.


— А Алисе дашь почитать какую-нибудь книгу. А может быть, ты, Алиса, поспишь?


— Я не хочу.


Когда Алиса с Юлькой остались вдвоём, Юлька сказала:


— А теперь расскажи подробно, как тебе удалось сбежать и, главное, как ты добралась до нас в пижаме. Ведь это с ума сойти — проехать по незнакомому городу в одной пижаме!


— Мне ребята помогли, — сказала Алиса. — Проводили до самого дома. И даже куртку дали.


Девочки уселись на диван в Юлькиной комнате, под картиной, изображающей гору Эверест. И Алиса рассказала о побеге.


— Давай подумаем, как нам тебя изобразить? — сказала Юлька, когда Алиса кончила рассказывать. — Может, ты будешь моя двоюродная сестра из далёкого города?.. Нет, давай скажем, что твои родители уехали работать за границу и поэтому ты временно живёшь у нас. Подходит?


— Мне всё равно.


— Послезавтра я иду в школу. Ты можешь меня встречать из школы, и я тебе буду показывать всех ребят.


— А ты не можешь их в гости пригласить?


— Кого? Мальчишек? Да они у нас все дураки. Кто их будет приглашать?


— Почему дураки? — удивилась Алиса.


— Возраст у них такой, — сказала Юлька. — Удивительно отсталые.


— Вот уж не думала, — сказала Алиса. — А у нас встречаются вполне приличные ребята.


— Ещё бы! — сказала Юлька. — Ведь сто лет пройдёт. Должен же быть прогресс. Наверно, они поумнеют.


— Юля! — крикнула бабушка из кухни. — Не приставай к Алисе. Ты обещала сделать уроки.


— Сейчас, бабушка, — сказала Юля.


— Я тебе помогу, — сказала Алиса.


— Боюсь, что ты только напутаешь. У вас другая программа.


— Дай учебник посмотреть.


Юлька дала ей учебник. Алиса начала его листать. Юлька достала тетрадь и ручку. Алиса не глядела на страницы.


— Ну и что? — спросила Юлька. — Вы это проходили в двадцать первом веке?


— Я о другом подумала, — сказала Алиса, откладывая книгу. — Мне мало встречать тебя после школы. Лучше прийти в класс.


— Зачем?


— Чтобы спросить их, каждого в отдельности.


— А если они не сознаются?


— Тогда я должна остаться в классе.


— Но тебя первый же учитель спросит: «Ты что здесь делаешь, девочка?» Вот и кончилась твоя экспедиция.


Так бывает: думаешь, ломаешь голову, а все проблемы решаются сами собой.


Вечером Наташа позвонила Алику Борисовичу, долго с ним беседовала по телефону, потом сказала Юльке с Алисой:


— Девчата, с вашим Аликом держали большой совет. И знаете, что придумали?


— Вернуть Алису в больницу, — сказала Юлька.


Юлька, конечно, шутила, но в каждой шутке есть доля правды. Хоть она и доверяла маме, нельзя забывать, что взрослые иногда из лучших побуждений делают глупости.


— Не совсем так. Мы решили попробовать новый метод лечения.


— Какой?


— Отдать Алису в школу. Все равно учебный год продолжается, незачем Алисе терять время даром.


— А пребывание в детском коллективе, — сказала Мария Михайловна, — может послужить хорошим толчком на пути к выздоровлению.


— Вот именно, — сказала Наташа. — Остаётся только узнать, в каком классе Алиса училась раньше, до больницы.


Юлька с Алисой сказали хором:


— В шестом.


— Откуда такая резвость?


— Мы сегодня узнали, — сказала Алиса. — Я смотрела Юлькины учебники и узнала.


— Правда, — сказала Юлька. — Совершенно точно, она училась в шестом классе.


— Вот и хорошо, что ты вспомнила. Я с утра забегу в Юлькину школу и поговорю с директором. А если будет нужно, ему позвонят из больницы. И я надеюсь, что Алису временно зачислят к Юльке в класс. Вы довольны?


— Ура! — крикнула Юлька. — Ты даже не представляешь, мама, как нас с Алисой устраивает этот вариант!


— Это тоже тайна? — спросила Наташа.


— Ещё какая! — ответила Юлька.


— Надеюсь, вы ничего не взорвёте и не подожжёте. В наш век женское равноправие достигло слишком больших успехов, — сказала Мария Михайловна.


А поздно вечером, когда девчата улеглись спать, они слышали, как в соседней комнате тихо разговаривали Наташа с бабушкой.


— Жаль, что ты в своё время не завела себе ещё одного ребёнка, — сказала Мария Михайловна. — Ты обрати внимание, как Юлька тянется к Алисе. Она нуждается в сестре.


— Я тоже довольна, что они подружились, — ответила Наташа. — Алиса хорошая девочка и…


— И с трагической судьбой, — добавила бабушка.


В этот момент что-то мелькнуло за окном, и Алиса подняла голову, приглядываясь.


— Не бойся, — прошептала Юлька. — Это голуби. Тут пятый этаж. Тем сюда не забраться.


Алиса лучше знала космических пиратов и не сомневалась, что, если бы они знали, где Алиса, забрались бы и на десятый этаж.


— Они потеряли твой след, — сказала Юлька.


— Я надеюсь.


— Здорово мама придумала, — прошептала Юлька. — Если тебе трудно будет, ты не беспокойся, я тебе помогу.


— Я не беспокоюсь, — сказала Алиса. — Главное — найти миелофон и вернуться. А если я получу плохие отметки, они не считаются, потому что я ещё не родилась.


— Жалко. Я согласна, чтобы ты осталась насовсем.


Шестому классу «Б» в то утро не хотелось трудиться из-за хорошей весенней погоды. На клумбах у школы вылезла молодая трава, асфальт высох и уже был исчерчен малышами на «классики», почки раскрывались, и от них пахло свежестью и хорошим настроением.


Фима Королев поймал двух божьих коровок и устроил на подоконнике гонки на приз стенгазеты «Наш класс». Одна божья коровка была чёрная с жёлтыми точками, вторая — красная с чёрными. Они всё время расправляли крылья, собирались улететь, и Фима прижимал крылья карандашом, потому что, по правилам гонок, божьи коровки должны были бегать.


Ребята разделились на жёлтых и красных болельщиков и сильно шумели. Когда вошли Юлька с Алисой, их увидели, правда, только Катя Михайлова и Мила Руткевич. Мила, принципиальная отличница, перечитывала домашнее чтение по английскому, а Катя Михайлова, которая будет теннисисткой, читала книгу о кубке Дэвиса.


— Девочки, познакомьтесь, — сказала Юлька, — это моя подруга Алиса, мы вместе в больнице лежали.


— Очень приятно, — сказала Руткевич.


Катя Михайлова, которая к тому же и староста класса, спросила Алису:


— Ты у нас будешь учиться или просто так пришла?


— Пока поучусь.


— А тебя в журнал внесли?


— Не знаю, — сказала Алиса.


— А как твоя фамилия?


— Алиса Селезнева.


— Селезнева, — спросила Катя Михайлова, — ты каким видом спорта заниматься будешь?


— Не знаю, — сказала Алиса.


— Отстаньте от неё, — сказала Мила Руткевич. — Человек только что из больницы. Ты бы ещё на неё и общественные нагрузки взвалила!


— Ты ничего не понимаешь, — сказала Катя. — И честь класса тебе не дорога. Ты сама её не защищаешь.


— Я хорошо учусь, этим и защищаю, — сказала Мила.


— Они всегда из-за этого ссорятся, — сказала Юлька.


— Ты в волейбол играть умеешь? — спросила Катя.


— В детстве немного играла.


— Эй, ребята! — раздался дикий крик Бори Мессерера, который случайно обернулся и увидел, кто пришёл. — Юлька Грибкова вернулась без существенных частей тела!


— Остряк-самоучка, — сказала Юлька.


— Он завидует, — сказала Мила Руткевич, отбрасывая назад тяжёлую чёрную косу.


Катя Михайлова подозревала, что Мила потому не занимается спортом, что боится запутаться в собственных волосах.


Все сразу забыли о божьих коровках, окружили Юльку.


— А это что за номер? — спросил Борис Мессерер, глядя на Алису. — Вы, девушка, из Швеции по культурному обмену?


— Это Алиса Селезнева, — сказала Юлька. — Моя подруга и даже родственница. Она пока что будет у нас учиться.


— Ребята! — воскликнул Борис. — Вы слышали? Алиса будет у нас в гостях!


Фима Королев уже собрал своих божьих коровок в спичечный коробок, выпрямился, узнал Алису и сказал самым спокойным голосом:


— Привет, Алиса. Я без тебя немного соскучился.


— Здравствуй, Фима, — сказала Алиса.


— Вы знакомы? — у Юльки чуть глаза на лоб не вылезли.


Остальные тоже удивились.


— Я до некоторой степени её спаситель, — сказал Фима.


Алиса нахмурилась, чтобы он промолчал, но Фима не понял знака.


— Я ей помог бежать в одной пижаме из сумасшедшего дома. Через забор. За нами гнались восемь санитаров со смирительной рубашкой и один профессор.


— Эх ты! — сказала Алиса и отвернулась от него.


— Трепло! — сказала Юлька.


— Я не шучу, — возмутился Фимка. — Колька Сулима может подтвердить. Там ещё англичане были… А вот и Сулима. Сулима, ты Алису узнаешь?


Сулима стоял в дверях.


— Привет! — он подошёл к своему столу, положил портфель, потом сказал:


— Здравствуй, Алиса. Здравствуй, Юлька. Я ещё позавчера додумал, что ты к Грибковым идёшь.


— Сулима, — вмешался Фима Королев, — подтверди, что Алиса из сумасшедшего дома сбежала.


— И не подумаю, — сказал Сулима.


— Спасибо, — сказала Алиса.


— Не за что. Зачем же меня благодарить, если я сказал, что считал нужным. Хорошо, что ты будешь у нас учиться.


Фима был так расстроен предательством друга, что его красные щеки стали малиновыми. Благородная Катя Михайлова сказала ему:


— Ты низкий человек, Ефим, я давно это за тобой замечала.


Юлька наклонилась к Алисе и прошептала на ухо:


— Значит, ты с одним Колей уже знакома?


— Я и сама не знала, — сказала Алиса.


Она села рядом с Катей Михайловой на свободное место.


— Тебя, наверно, спрашивать не будут, — сказала Катя. — У тебя и учебника нет.


Ребята со всех сторон смотрели на Алису. Всегда интересно, если в классе новый человек, а тут ещё странное заявление Фимы Королева, вообще-то трепача и выдумщика, но не до такой же степени, чтобы просто так сказать про новенькую, что она сбежала из сумасшедшего дома.


Зазвенел звонок, и сразу вошла Алла Сергеевна, англичанка, которая была и классной руководительницей. Она положила журнал на стол и сказала:


— С сегодняшнего дня в классе будет заниматься Алиса Селезнева. Где Алиса?


Алиса встала.


— Я надеюсь, что вы уже познакомились?


— Фима Королев с ней ещё позавчера познакомился, — сказал Боря Мессерер. — При драматических обстоятельствах.


— Выяснение этих проблем мы оставим на свободное время, а сейчас перейдём к уроку.


На дом задавали длинный текст о Лондоне с массой новых слов, и Алла Сергеевна сразу вызвала Фиму Королева. А у Фимы голова была занята совсем другим, он начал читать, на второй фразе завяз, засох и завертел головой, надеясь услышать чью-нибудь подсказку. Но подсказывать было некому. Мила Руткевич не подсказывала принципиально. Юлька была на Фиму зла, а другие, которые могли бы подсказать, ещё не включились в урок — смотрели в окно, где летали скворцы, раскрывали книжки, глазели на Алису, думали о своих делах…


— Ну что же, Королев? — спросила Алла Сергеевна ангельским голосом. — География Лондона вам мало знакома?


Сказала она это, разумеется, по-английски, и Королев, который все внимание ухлопал на то, чтобы услышать подсказку, ничего не понял и сказал «да». Он вообще считал, что с учителями лучше всего сразу соглашаться.


— Кто поможет Королеву? — спросила Алла Сергеевна.


Мила Руткевич, разумеется, подняла руку, потому что она всегда и все знала. Она была из таких отличниц, про которых говорят, что они с первого класса нацелены на золотую медаль. И учителям даже неудобно было ей ставить четвёрки. Её вызывали реже всех в классе — что вызывать, если она и так все знает. Иногда учителя приберегали Милу на закуску: вот, например, попадётся трудная задача или формула, никто не знает, тогда можно сказать: «Руткевич»


— и Руткевич тут как тут. А если уж Руткевич не ответила, значит, можно никого и не спрашивать. Вот и сейчас — Руткевич подняла руку, но Алла её вызывать не стала, а спросила:


— Ну, а ещё кто-нибудь?


Алиса в это время сидела и читала текст без словаря, будто для собственного удовольствия, хотя, как известно, тексты в учебнике ни один человек не читает для собственного удовольствия.


— Садовский, — сказала Алла, — ты сегодня задумчивый. Может, расскажешь нам о Лондоне?


— Нет, — сказал, поднимаясь, высокий темно-рыжий парень с белым веснушчатым лицом.


Был он не то чтобы толстый, но и не тонкий, скорее мягкий. Его голубые глаза были окружены рыжими густыми ресницами. И говорил он серьёзно и медленно — казалось, что он всегда секретничает, даже когда отвечает домашнее задание.


— Нет, — повторил он печально. — Я не смогу ответить. Это совершенно исключено.


— Постарайся выразить свою мысль по-английски, — попросила Алла, которая давно уже знала все штучки Садовского.


— Это он? — спросила Юлька, которая сидела за Катей Михайловой.


Алиса, не оборачиваясь, отрицательно покачала головой. Такого рыжего человека вряд ли нужно искать. Если бы он забирался в будущее, и пираты и Алиса отыскали бы его в два счета.


— Я по-английски не смогу, — сказал ещё более печально Садовский. — Я не выспался.


— Почему?


— Я провёл ночь в милиции, — сказал Садовский. — Я был арестован, и за дело.


— Что же ты натворил?


— Как всегда, — сказал Садовский, — я заботился о людях. Этого не поняли.


— Конкретнее, — сказала Алла. И нахмурилась.


— Я пожалел тёк, кто гуляет парочками по лесу в Сокольниках. Им не на чём посидеть. Все скамейки стоят на нашем бульваре.


— Очень похвально, — сказала Алла. — Садись.


— Сейчас, только доскажу, а то вы меня неправильно поймёте. Как и милиция. Я решил посвятить ночь заботе о людях. Я носил скамейки с Гоголевского бульвара в ближайшие леса. Я успел перенести девяносто три скамейки. И когда я, чтобы ускорить дело, взял сразу две скамейки, меня остановил на Смоленской площади милиционер и отвёл в милицию. Остаток ночи я переносил скамейки обратно. Это очень трудно. Каждая скамейка весит около ста двадцати килограммов.


Алла покорно выслушала все и сказала:


— Вот что, Садовский. Если ты мне эту трогательную историю сможешь пересказать, хотя бы вкратце, по-английски, ты спасён. Если нет — получаешь двойку. Подумай.


Садовский думал целую минуту. Потом вздохнул и сел.


— Отказываешься? — спросила Алла, отыскивая в журнале его фамилию.


— Я забыл, как по-английски скамейка… И ещё несколько слов.


Люди, которые не знали Колю Садовского, могли бы подумать при встрече с ним, что он лгун. Ничего подобного. Просто у Садовского было странное воображение. Оно его уносило в фантастические дали, и он сам не знал, где правда, а где ложь. Воображение часто ставило его в дурацкое положение, а порой приводило к неприятностям. И учился он так себе, хотя мог учиться неплохо. Иногда ему казалось, что он все уроки уже сделал на неделю вперёд, хотя в самом деле такого с ним ни разу не случилось.


Нет, подумала Алиса, он в будущем не был. И не только потому, что он был рыжим. Он бы, наверно, решил, что будущее ему только приснилось, и всем бы рассказал о нём.


Следующей своей жертвой Алла Сергеевна выбрала Катю Михайлову. Катя хорошо учится, но на этот раз её мысли были заняты кубком Дэвиса по теннису, и она отвечала вяло, кое-как, а когда Алла перебила её и спросила, что же представляет лондонский Тауэр, Катя сказала:



s-m-mironov.html
s-m-nikolskij-i-dr-algebra-i-nachala-analiza-10-11-m-prosveshenie-2008.html
s-m-shalyutin-predislovie-ob.html
s-m-tkach-klinicheskie-lekcii-po-vnutrennim-stranica-11.html
s-m-tkach-klinicheskie-lekcii-po-vnutrennim-stranica-25.html
s-m-usmanov-26-oktyabrya-2006-g.html
  • lecture.bystrickaya.ru/64-obespechenie-provedeniya-kontrolya-obrazovaniya-i-ekologicheski-bezopasnogo-razmesheniya-othodov.html
  • college.bystrickaya.ru/2-svojstva-agentov-i-terminologiya-v-i-gorodeckij-m-s-grushinskij-a-v-habalov.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-x-podvedomstvennost-grazhdanskih-del-v-v-yarkov-rekomendovan-ministerstvom-obrazovaniya-rossijskoj-federacii.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnogo-ekzamena-v-aspiranturu-po-specialnosti-08-00-05-ekonomika-i-upravlenie-narodnim-hozyajstvom.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/iskusstvennij-intellekt-chast-4.html
  • reading.bystrickaya.ru/kolimskaya-korrida-okonchena-kompromatru-httpwwwcompromatru-13072006-0000.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vdolzhnostnie-lica-programma-organizacii-obedinennih-nacij-po-okruzhayushej-srede-seminarpraktikum-ekspertov.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tegen-batir-telli.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/letnyaya-praktika-2012-god-s-18iyunya-po-3-iyulya-2011-2012-plan-grafik-probnoj-praktiki-po-specialnosti.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vremennoe-polozhenie-o-ballno-rejtingovoj-sisteme-ocenki-uspevaemosti-studentov.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metodicheskie-osnovi-formirovaniya-rezervnogo-ostatka-denezhnih-sredstv-organizacii.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vetoj-istorii-est-vse-veselie-banditi-nastoyashie-dzhigiti-bravie-policejskie-strelba-i-konechno-zhe-podpolnie-millioni-i-delci-a-takzhe.html
  • student.bystrickaya.ru/30-denezhnie-i-priravnennie-k-nim-sredstva-i-kratkie-svedeniya-o-licah-vhodyashih-v-sostav-organov-upravleniya-kreditnoj.html
  • grade.bystrickaya.ru/ng-golovko-nauchnihrabo-t.html
  • letter.bystrickaya.ru/nashestvie-napoleona-na-rossiyu-1937-g.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predpriyatie-budushego.html
  • gramota.bystrickaya.ru/xiii-obekti-hraneniya-prikaz-ministerstva-rossijskoj-federacii-po-delam-grazhdanskoj-oboroni-chrezvichajnim-situaciyam.html
  • abstract.bystrickaya.ru/4-formi-vospitatelnoj-raboti-v-usloviyah-funkcionirovaniya-letnih-ozdorovitelnih-dosugovih-grupp.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sopostavitelno-tipologicheskoe-issledovanie-slovoobrazovatelnih-sistem-buryatskogo-i-tureckogo-yazikov.html
  • report.bystrickaya.ru/gumanitarnij-centr-spart.html
  • klass.bystrickaya.ru/68-ekonomika-i-upravlenie-tablica-1-opredelenie-klassa-kontragenta-po-velichine-itogovogo-kreditnogo-limita.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kontrolnih-i-kursovih-rabot-po-discipline-teoriya-menedzhmenta-dlya-studentov-specialnosti-menedzhment-em-1-11-2-11-s-z.html
  • lesson.bystrickaya.ru/tematicheskij-plan-bloka-programma-disciplini-gse-psihologiya-i-pedagogika-dlya-studentov-specialnosti-070601-dizajn.html
  • lecture.bystrickaya.ru/93-dizajn-maks-40-ballov-protesti-i-vozrazheniya-poryadok-podachi-protesta-kategorii-i-klassi-v-sorevnovaniyah-emma.html
  • doklad.bystrickaya.ru/ugol-mineralnosirevoj-potencial-i-ego-osvoenie-v-sibiri.html
  • writing.bystrickaya.ru/lev-karsavin.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tekst-vosproizvoditsya-po-izdaniyu-auerbah-e-mimesis-stranica-3.html
  • doklad.bystrickaya.ru/voprosi-k-ekzamenu-po-kursu.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/urok-99-leksicheskie-normi-pered-teoreticheskimi-svedeniyami-i-posle-nih-dayutsya-voprosi-kotorie-nacelivayut-na-vnimatelnoe.html
  • reading.bystrickaya.ru/m-k-treushnikov-sudebnie-dokazatelstva.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/konkursnaya-programma-klastera-biomedicinskih-tehnologij-sostoitsya-24-fevralya-v-oranzherejnom-korpuse.html
  • write.bystrickaya.ru/formalnaya-model-psihicheskoj-deyatelnosti-kniga-posvyashena-originalnomu-razrabotannomu-avtorom-interaktivnomu.html
  • reading.bystrickaya.ru/luchevaya-diagnostika.html
  • universitet.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-dlya-specialnosti-1-25-01-08-buhgalterskij-uchyot-analiz-i-audit-1-25-01-08-03-03-buhgalterskij-uchyot-analiz-i-audit-v-promishlennosti.html
  • literature.bystrickaya.ru/drugimi-sredstvami-kritika-cinicheskogo-razumaperev-s-nem-a-v-perceva-ekaterinburg-izd-vo-ural-un-ta-2001-584-s.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.